Что ждет вузы на пути цифровизации

Когда в прошлом году минобрнауки России рекомендовало вузам из-за пандемии перейти на дистанционное обучение, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса сделал это достаточно быстро: его цифровая трансформация уже шла. Сейчас в вузе продолжают развивать это направление. Еще до пандемии уже было ясно, что мы не все делаем правильно по внедрению "цифры". А прошлогодние события показали, что мы физически недорабатываем, не хватает рук, чтобы университет в условиях, когда часть студентов находится вне его стен, работал полноценно.

Было сложно и по-человечески: преподавателям пришлось "снять менторский костюм": выйти из традиционных аудиторных классов и войти в виртуальные в новой роли — интеллектуальных наставников. Они перешли от трансляции знаний к обучению на основе цифровой педагогики и информационных образовательных сред.

"Цифра" и дальше будет внедряться в высшее образование, но в каком объеме? На этот счет в мире есть исключающие друг друга прогнозы. Первый: все станет развиваться как раньше, но с учетом закрепившихся в пандемийный и пост-пандемийный периоды изменений. Я бы назвал эту точку зрения реалистической. Другой прогноз — восторженный, или оптимистический: у новых технологий огромная сила, университетам придется перестроиться или они потеряют свою значимость, а люди будут учиться в технологических компаниях, подобных той, во что превращается Сбер. И есть версия критическая: "цифра" ведет к дегуманизации обучения, цифровые двойники и искусственный интеллект по сути ничего не изменят, и люди все-таки будут учиться по старинке.

Я придерживаюсь первой позиции. На мой взгляд, нужно совершенствоваться, создавать условия, чтобы студенты, находясь в университете, уже жили в технологической среде, которая их ждет в будущем. Вуз — это не площадка для подготовки к будущей профессии, это часть жизни молодого человека. И практика показывает, что студентам нововведения нравятся. На основе больших данных (а не просто анкетирования или педагогических соображений, как раньше) мы можем получить реальное представление о том, как они хотят обучаться. Это поможет преподавателям действовать более эффективно, а студентам учиться более осмысленно.

Преподавателям пришлось "снять менторский костюм": выйти из традиционных аудиторных классов и войти в виртуальные в новой роли — интеллектуальных наставников

Еще один важный тренд, который стоит за всей "цифрой", — так называемая юберизация, которая убирает посредников. Это происходит во многих сферах. Мы почти перестали ходить в банки и, обращаясь к их клиентским сервисам, обслуживаем сами себя. Мы заказываем такси без оператора, покупаем билеты на самолет и регистрируемся на рейс через интернет.

Аналогичные процессы ждут и высшую школу. Раньше каждый вуз содержал касту управленцев, которые вносили какие-то данные. Теперь ситуация меняется: сотрудники многое делают сами. Учиться этому придется и студенту. Чтобы получить сведения об оценках, ему больше не нужно отправляться в офис, он заходит в личный кабинет. Нет, процессы не становятся проще, они организованы по-другому.

В прошлом году при переходе на дистанционное обу­чение педагоги, особенно "старой школы", выдвигали претензии: учебные курсы и цифровые платформы не работают, для студентов все это просто модные игры, а онлайн-курсы — нечто из серии поисковиков Яндекс и Google.

Как "отбить" эту претензию и проверить, что студент усвоил, а что — нет? Нужно сделать так, чтобы в систему вошел интерактив, например, чтобы студент через использование симуляторов, тренажеров, основанных на виртуальной и дополненной реальности, получал определенные навыки. Будущий пилот учится на симуляторе, тот же принцип действует при подготовке программистов или дизайнеров — тренажер, как наставник, наблюдает, фиксирует ошибки, подсказывает, где нужны исправления.

За несколько месяцев изменилось отношение к "цифре" и у педагогов. Они подтянулись, научились вести вебинары, создавать онлайн-курсы, искать необходимые цифровые ресурсы. Но все-таки приобретение этих навыков во многом зависит от опыта, возраста и в целом желания что-то изменить.

Проводившееся в российских вузах исследование показало, что чуть больше 60 процентов преподавателей считает: в сложившейся ситуации цифровые технологии действительно помогли не закрыть университеты. Но будут ли они использовать "цифру", когда появится возможность полностью вернуться к нормальной работе? У меня есть надежда, что они не двинутся назад, к прежней практике. Как человек, который сел за руль машины с автоматической коробкой передач, не захочет возвращаться к механической. И знаете, отчасти это уже произошло. Среди тех, кто уверен, что дальше двигаться без "цифры" нельзя, особенно много молодых преподавателей.

Резюмируя, могу сказать, что за время социальной изоляции вырос спрос на "практичное" знание и необходимость "живого" взаимодействия, на образовательный опыт, который бы не уступал тому, что дает обучение в реальном классе. Технологии улучшили качество дистанционного обучения, сделав его более интерактивным и управляемым. То, что началось как реакция на кризис COVID-19, в долгосрочной перспективе преобразит высшее образование: преподаватели будут соревноваться за краткосрочные контракты, чтобы работать на частично выведенных в онлайн образовательных программах, а затем за право создавать образовательные ресурсы для программ, степени по которым получают онлайн в интернет. Образование становится все более технологичным, цифровым и коммерциализированным. Университеты постепенно адаптируются к новым условиям, освоят смешанные модели, рост онлайн-обучения будет устойчивым, но полной перестройки деятельности вузов ждать не стоит. Будущее за масштабным использованием цифровых технологий и дистанционного формата в сочетании с совместной деятельностью преподавателей и студентов в общем физическом пространстве.