Что повышает опасность эпидемий у животных в Тюменской области

Существуют форс-мажорные ситуации, которые могут наносить экономике удары под дых — катаклизмы природного характера, санкции, пандемии, эпизоотии. И к ним, как показало новейшее время, мы часто оказываемся не готовы. Наверное, эпидемии у животных на фоне коронавируса и санкций могут показаться чем-то не столь существенным. Однако совершенствование мер по их предупреждению находится на особом контроле правительства РФ: это вопрос безопасности.

Что повышает опасность эпидемий у животных в Тюменской области

В 2021 году эпизоотическая ситуация в стране была довольно напряженной: неблагополучие по африканской чуме свиней (АЧС) фиксировалось в 268 населенных пунктах, по высокопатогенному гриппу птиц — в 68. Оба вируса ветеринарам известны давно, но вакцина от АЧС в стадии разработки, а от птичьего гриппа кур и уток прививают пока только на личных подворьях.Себестоимость сжигания килограмма биоотходов такова, что ни один ИП за это не возьмется

В Тюменской области вспышки болезней сельхозживотных тоже не редки. Согласно данным ветслужбы, в 2021 году в Тюменской области выявлено 163 неблагополучных в этом плане населенных пункта. Инфекционными болезнями страдали крупный рогатый скот, лошади, овцы, кролики, куры, пчелы и даже карповые рыбы.

Наибольший урон нанес высокопатогенный грипп птиц. В октябре 2021-го на птицефабрике "Боровская" для ликвидации очага изъяли и уничтожили 4,3 миллиона голов, свыше 19 миллионов яиц, 266 тонн готовой продукции. Почти на полгода одна из крупнейших птицефабрик страны оказалась фактически выведенной из строя — только в марте туда завезли новое маточное поголовье.

Ветеринарная безопасность требует прежде всего строгого соблюдения нормативных требований. Но достаточно ли жестко им следуют сельхозпредприятия и частники? Так, по горячим следам после случившегося на "Боровской" в области начались проверки птицеводческих предприятий, в ходе которых управление Роспотребнадзора выявило 94 нарушения требований санитарного законодательства. Птицефабрикам назначили административные штрафы почти на 3,5 миллиона рублей. Проверки областного управления Россельхознадзора всех девяти крупных производителей зафиксировали нарушения правил убоя птицы и утилизации биоотходов. Деятельность трех убойных пунктов приостановили.

Главный ветеринарный инспектор Тюменской области Вадим Шульц предупреждает, что в этом году ситуация с птичьим гриппом может оказаться даже более напряженной, так что расслабляться не стоит. Вакцинация поголовья в ЛПХ уже идет полным ходом, но эксперты считают, что кардинально решить проблему поможет лишь вакцинация родительского стада на крупных предприятиях. Однако существующие ветправила ее не допускают. Запрет раньше был обусловлен ограничениями, связанными с экспортом продукции. Но теперь у нас другие экономические рамки, значит, и решения должны быть иными. Недавно "Росптицесоюз" внес в Минсельхоз РФ предложение отменить этот норматив, но решение пока не принято.

Во многих регионах остро стоит и проблема утилизации биоотходов — в случае эпизоотии это тоже вопрос безопасности населения. В Тюменской области единственный ветсанутильзавод под Ишимом введен в эксплуатацию еще в 1969 году. Оборудование устарело, мощности не соответствуют потребностям АПК. В прошлом году принадлежащий области ГУП выставляли на продажу за 69 миллионов рублей, но покупателей не нашлось. На окупаемость таких производств влияет логистика, а это находится на значительном удалении от многих крупных сельхозпредприятий. Мелким же тем более накладно везти мертвый скот на утилизацию за сотни километров.

Так может, эффективнее построить несколько небольших современных предприятий или мобильных станций, чем пытаться реанимировать старое? — задались вопросом тюменские парламентарии. Его финансовая сторона пока не ясна. Ранее утильзавод перерабатывал до 7 тысяч тонн биологических отходов в год. Оборудование такой мощности на рынке стоит от пяти до 250 миллионов рублей. Сейчас вопрос изучают в правительстве региона и к середине мая обещали принять решение.

Пока же эффективная система не создана, функцию утилизации берет на себя мелкий бизнес: предприниматели забирают туши погибших животных и птиц в тюменских ЛПХ, на птицефабриках и везут на спецпредприятия в Курганскую или Челябинскую области. Но это по документам, а на деле, вполне вероятно, они находят другие способы избавиться от опасного груза — незаконные.

— Себестоимость сжигания килограмма биоотходов такова, что ни один ИП за такое не возьмется. Это обман, — уверен Сергей Палевич, руководитель управления Россельхознадзора по Тюменской области, ЯНАО и ХМАО. — Куда сдают мертвых животных — неизвестно. В Кургане утильзавода нет. А везти такой груз за 600 километров в Челябинск нереально. Мы готовим уже второе письмо в Генпрокуратуру, чтобы там разобрались и приняли меры.

Оксана Величко, директор компании "ПРОДО Тюменский бройлер", председатель комитета по бюджету, налогам и финансам Тюменской облдумы, не понаслышке знакома с работой таких псевдопредпринимателей. В марте, например, из семи заявок, поданных птицефабрикой, оказалась выполнена только одна, и то не полностью. Величко считает, что сегодня такое время, когда задачи, связанные с биологической и продовольственной безопасностью страны, должны решаться оперативно и четко. Для этого необходимо проанализировать нормативное регулирование данной сферы и вынести на федеральный уровень предложения по его корректировке.