Что случилось с героями публикаций в "Российской газете"

Мы радуемся, когда материалы, вышедшие на страницах «Российской газеты», получают продолжение. Особенно если понимаем, что в хороших переменах есть и доля нашей заслуги.

Что случилось с героями публикаций в "Российской газете"

Здесь была школа

Два месяца назад ("РГ-Неделя" № 254 от 11 ноября 2020 года) мы опубликовали интервью с Надеждой Строгоновой, блокадной учительницей, отметившей столетний юбилей. Надежда Васильевна очень хотела, чтобы на доме, который был построен на месте разбомбленной в апреле 1943-го школы, появилась мемориальная доска в память о погибших учителях.

Накануне Нового года ее мечта исполнилась. На доме по 6-й Советской улице, 21, где почти 80 лет назад находилась школа N 161, торжественно открыли мемориальную доску. Ее установило предприятие, которое сейчас занимает это здание. На мероприятие пригласили ветеранов, которые в блокаду были детьми. Тогда они были чуть младше тех ребят, которых Надежда Васильевна вывела из школы перед бомбежкой.

— В здание попал снаряд, погибли пятеро педагогов, но всех учеников успели вывести. Была и другая трагедия: в сейфе лежали продовольственные карточки. Они оказались под завалами, и детей было нечем кормить.

Надежда Васильевна ходила в Ленгорисполком, дошла до обкома партии и добилась восстановления этих карточек. Такая хрупкая женщина совершила настоящий подвиг, — рассказывают в Смольном. — В блокадном Ленинграде продолжали работать 39 школ. Уроки в бомбоубежищах между артобстрелами стали для педагогов осажденного города их личным способом выстоять. Войну выиграли десятиклассники, говорят военные историки. А мы можем сказать, что войну выиграл советский учитель, чьи воспитанники уходили на фронт прямо из-за школьной парты.

Несмотря на почтенный возраст, у Надежды Васильевны отменная память. Она помнит и всех своих учеников, и коллег, погибших в тот страшный блокадный день: Пелагея Дорофеева, Анна Кудрявцева, Антонина Пикалева, Ольга Сарычева и самая младшая — Танечка Сарычева, она вела в школе драмкружок.

У Надежды Васильевны осталась еще одна мечта — чтобы в Петербурге появился памятник блокадному учителю. Власти города пообещали помочь с этим вопросом, заверив, что в 2021 году памятник обязательно появится.

Пенсионерам помогли

Год назад ("РГ-Неделя" № 288 от 20 декабря 2019 года) мы рассказали о семье пенсионеров Александровых. Андрей Георгиевич и Наталья Федоровна стали жертвами частного кредитора. Их комната в коммуналке в любой момент может перейти в собственность этого деятеля, и идти пенсионерам некуда. Редакция продолжает отслеживать их судьбу.

Недавно пришло радостное известие из аппарата Уполномоченного по правам человека. Сотрудники омбудсмена добились перерасчета выплаты с пенсий Александровых.

Дело в том, что у супругов много других долгов — в основном это деньги, взятые в микрозаймах под фантастические проценты. Пенсионеры брали новые займы, надеясь погасить предыдущие долги, но это только затягивало их в кабалу.

На Александровых подавали и подают в суды. Долги вычитают из их скромных пенсий. Когда супруги обратились в "Российскую газету", с них снимали половину пенсии, на жизнь оставалось меньше прожиточного минимума. А когда деньги заканчивались, Александровы снова шли в конторы микрозаймов, чтобы занять одну-две тысячи рублей.

"Российская газета" неоднократно обращалась в Управление Федеральной службы судебных приставов по Петербургу с вопросом, можно ли добиться того, чтобы после вычета у супругов оставался хотя бы прожиточный минимум. В ведомстве не отказывались помочь, но от пенсионеров требовался ряд довольно сложных для них манипуляций: например, нужно было самим обратиться в управление, написать заявление по форме. Андрей Георгиевич не может покидать пределов коммуналки после инсульта, Наталья Федоровна ходит с палочкой после перелома шейки бедра. Съездить на прием, чтобы обсудить, как все оформить, они не в состоянии физически. У них нет близких родственников, поэтому написать доверенность и делегировать общение с приставами им просто некому.

Помощь пришла из аппарата уполномоченного по правам человека Александра Шишлова. Его специалисты добились, чтобы в региональном управлении судебных приставов произвели перерасчет пенсии, так что теперь у Александровых забирают не половину пенсии с каждого, а по 25 процентов. Таким образом, нынешний доход супругов официально немного превышает прожиточный минимум.

Учитывая состояние здоровья пенсионеров, к ним вот уже год после вмешательства "Российской газеты" и ОНФ ходит соцработник. Она приносит продукты, помогает решить мелкие бытовые вопросы. Также пенсионеры получают помощь от церкви — в часовне рядом с домом их кормят бесплатными обедами. За год состояние здоровья супругов ухудшилось, теперь все чаще еду из церкви им приносит соцработник. Если частный кредитор все-таки примет решение выгнать пенсионеров из комнаты, которую может забрать за долги, то Александровым обещали помочь в администрации Выборгского района.

Что случилось с героями публикаций в "Российской газете"

Фото: Вера Черенева / РГ

Работа для человека в коляске

Проект по созданию негосударственного реабилитационного центра для инвалидов-колясочников, о котором мы писали ("РГ-Неделя" № 52 от 13 марта 2020 года), набирает обороты. В ближайшее время в семи домиках начнутся отделочные работы. Там поселятся люди, недавно оказавшиеся в инвалидной коляске. Специалисты по реабилитации научат их жить самостоятельно, помогут заново освоить бытовые навыки — ложиться и вставать с кровати, чистить зубы, заваривать чай, готовить обед. Кроме того, в центре будут работать психологи и физиотерапевты.

Проект реализует калининградская общественная организация инвалидов "Ковчег", выигравшая грант Евросоюза. Сам реабилитационный центр откроется весной 2021-го. Но его служба поддержки уже функционирует, и весьма успешно. Колясочники, во-первых, получают помощь в оформлении и корректировке индивидуальных программ реабилитации. Во-вторых, людям с инвалидностью помогают найти постоянную работу.

— Мы создали базу из 30 калининградских работодателей, которые готовы принимать в штат инвалидов-колясочников и создавать для них рабочие места, — отмечает руководитель международных проектов "Ковчега" Ольга Панина. — Этот список, разумеется, будет расширяться. Сформирована также база соискателей, прошедших тестирование, сейчас там числится 70 человек. Ежемесячно с инвалидами работают тьюторы, они занимаются их профориентацией. Результаты есть: восемь колясочников уже приступили к работе, еще трое сделают это в ближайшее время.

24-летняя жительница Светлого Инна Жартовская летом получила свою первую постоянную работу. У девушки спинальная мышечная атрофия второго типа. О проекте "Ковчега", направленном на трудоустройство инвалидов, она узнала случайно — обратилась к общественникам по поводу средств реабилитации и заодно заполнила анкету.

— Мне перезвонили, предложили пройти тестирование, — рассказывает Инна. — Вскоре менеджер "Ковчега" начал предлагать мне различные варианты трудоустройства. Мне понравилась вакансия крюинговой компании. Однако из-за своего заболевания я не могу каждый день ездить на работу в Калининград, а работодатель изначально не рассматривал вариант удаленной работы. Мне отказали, но через месяц вновь перезвонили. Видимо, мое резюме оказалось убедительным. У меня есть кембриджский сертификат, я скоро окончу магистратуру по специальности "лингвистика". В результате я стала первым работником агентства, оформленным на "удаленке". Сейчас я тружусь полный день: читаю резюме, проверяю знания иностранного языка у кандидатов, администрирую сайт. Это интересный и полезный опыт, поскольку раньше я работала только в различных временных проектах.

Что случилось с героями публикаций в "Российской газете"

Фото: Архив "Ковчега"