Омичам напомнили о бойцах 30-й отдельной лыжной стрелковой бригады

В Омске прошла патриотическая акция под знаком «Z» — «Своих не бросаем!», приуроченная к 80-летию формирования в Омской области 30-й отдельной лыжной стрелковой бригады.

Омичам напомнили о бойцах 30-й отдельной лыжной стрелковой бригады

В Калачинске, где и шло формирование лыжной бригады, представили реконструкцию боя за деревню Погребки в Брянской области в марте 1943 года. Участниками акции стали сто человек, которые в течение месяца репетировали на военном полигоне в поселке "Светлый". Специально для съемок вырыли окопы, соорудили блиндажи и даже "мост", который потом взорвали.

— Мы тщательно готовились к постановке. Изучали исторические архивы, документальные фильмы, — пояснил режиссер, заслуженный артист России Владимир Миллер. — К сожалению, об этом конкретном бое известно совсем мало. Мы хотим восполнить пробел, рассказать молодому поколению о героях-земляках. В нынешнее непростое для страны время это имеет особое значение.

Подвигу ровесников молодые омичи посвятили и недельный лыжный пробег по селам области, откуда в годы Великой Отечественной набирали новобранцев в 30-ю бригаду. Приоритет тогда отдавали жителям северных районов: именно они проявили лучшую выдержку и боеспособность в условиях зимних сражений.

Солдаты вермахта прозвали сибиряков "снежными призраками". Одетые в белые маскировочные халаты, почти невидимые на снегу, вооруженные лыжники скрытно подбирались к вражеским окопам и атаковали внезапно. В составе конно-стрелковой группы генерала В. В. Крюкова они стали участниками кровопролитных боев. А сражение под Севском в марте 1943-го стало для соединения последним: из трех тысяч бойцов уцелело несколько сотен.

Формировать 30-ю отдельную лыжную бригаду в Омской области начали в сентябре 1942 года. Аналогичные подразделения создавали и в других регионах Сибири: 28-ю бригаду — в Алтайском крае, 29-ю — в Новосибирской области.

За семь дней своего первого наступления в составе 2-го гвардейского кавалерийского корпуса сибиряки разрушили немецкие коммуникации (в том числе железнодорожные), уничтожили гарнизоны и базы на глубину более 100 километров южнее Севска. Но затем в начале марта 1943 года фашистские войска начали наступление. Корпус оказался в окружении, начались тяжелые оборонительные бои за Севск.

В 30-й лыжной бригаде прошло комсомольское собрание, на котором бойцы поклялись драться до последнего патрона, бить врага штыком и прикладом.

В ночь на 22 марта совместно с кавалеристами лыжники захватили штаб 33-го гренадерского полка, отбросив противника на несколько километров. Немецкое командование предприняло обходной маневр — основной удар приняла на себя алтайская лыжная бригада. Бойцы сдерживали превосходящие силы противника четыре дня и почти все погибли в бою. Немецкие танки отрезали от основных частей и новосибирских лыжников. Омичи также попали в самое пекло.

"Наши части отразили три десятка контратак втрое превосходящего противника. Защитники города сражались, как львы. Никто не отступил. В ночь на 27 марта на город устремились десятки немецких огнеметных танков, выжигая все вокруг. К утру Севск защищать стало некому", — написано в отчете командующего 3-й гвардейской кавалерийской дивизией генерала Михаила Ягодина.

Очевидцы называли эти бои "маленьким Сталинградом". Наши войска измотали противника, не дав ему прорваться к Курску. Однако после Севской операции в полках уцелело по 25-30 человек. Лыжную бригаду расформировали, следы ее бойцов затерялись. По воле рока они действительно стали призраками. Почему?

— Век бригады оказался совсем коротким, — поясняет историк Сергей Ушкалов. — Да и весенняя Дмитриев-Севская наступательная операция, на которую делали ставку военачальники, не увенчалась успехом, хотя бойцы сражались самоотверженно. К тому же героическое сопротивление лыжников-сибиряков было лишь точкой на карте обширных военный действий, а деятельность бригады имела летучий характер. Сегодня здесь, а завтра там. Отсюда и документальный пробел. Историки всем этим мало интересовались. Согласно описи архивных журналов, запросы на изучение документов о Севской операции можно было пересчитать по пальцам.

Сегодня потомкам героев-лыжников информацию приходится собирать по крупицам. Поиском занимаются не только городские, но и сельские историки.

— Нам удалось выяснить судьбу более восьмидесяти человек, найти полсотни фотографий, — сообщил основатель отряда "Поиск" Седельниковского района Сергей Серобабов. — А во время экспедиции в Севск в одном из немецких окопов мы нашли останки четырех солдат в лыжных ботинках. Судя по дислокации, это были бойцы Алтайской бригады.

Омичам напомнили о бойцах 30-й отдельной лыжной стрелковой бригады

Реконструкция боя 1943 года прошла под девизом "Своих не бросаем!". Фото: Минспорта Омской области

Справка "РГ"

30-я отдельная лыжная стрелковая бригада численностью 2947 человек была сформирована в Омской области в сентябре 1942 года. Большинство бойцов погибло в марте 1943 года на брянской земле. Бригаду расформировали, уцелевших солдат перевели в другие воинские части.

Из воспоминаний ветеранов 30-й лыжной бригады

Николай Заливин:

— Многие новобранцы были вчерашние школьники, но в основном закаленные деревенским укладом сельские ребята. Ежедневные занятия длились по двенадцать-шестнадцать часов. Никто не роптал. Каждый понимал, что на передовой будет труднее. Комиссия Сибирского военного округа дала хорошую оценку готовности лыжной бригады к боевым действиям. В январе 1943 уже в эшелоне нас застала весть о завершении Сталинградской битвы, пленении Паулюса и его трехсоттысячной армии. И мы ехали на фронт в приподнятом настроении.

Николай Шак:

— Нас учили многому, но в первую очередь — выносливости, поэтому в порядке вещей были многочасовые тренировочные походы, вылазки с ночевкой у костра, рытье окопов в мерзлом грунте. Марш-броски — в полном обмундировании: винтовка, вещмешок, противогаз, пулеметная плита весом 21,6 килограмма. А во мне веса было всего 55 кило. Но учеба не прошла даром. Это доказали севские бои. Мы спали на снегу, ели мороженый картофель, падали в обморок от истощения и усталости, сутками не спали. Но воевали и не сдались.

Николай Самогуто:

— Наш противотанковый взвод занял оборону у кладбища с восточной стороны Севска. Бои не прекращались в течение двух суток. Утром 21 марта мы увидели, как на наши позиции идут немецкие танки. А в моем расчете — три человека. Мы подпустили танки ближе, встретили снарядами, подожгли. Ваня Яковлев погиб, Миша Сидехменов был ранен в голову. Я продолжил бой. Танковая атака была отбита. Вскоре мне вручили медаль "За отвагу".