Арцах — это Армения или нет?
Одной из главных технологий азербайджанской пропаганды было «зашумление» исторической реальности. Создавались фейковые исторические очерки, которые публиковались под именами авторов из разных стран. Исторические документы редактировались: из них убирались упоминания об армянах и добавлялись небылицы. Работала и, возможно, еще работает целая фабрика фейковых исторических исследований, задолго до того как такая практика стала называться фейками.

При всей кажущейся бестолковости эта технология имела одну цель — создание непонятной и запутанной исторической псевдореальности, чтобы сторонний наблюдатель воспринимал конфликт между Азербайджаном и Арменией в контексте «чужих бестолковых склок», в которые не надо влезать. Мол, разбирайтесь сами.

Сегодняшняя армянская бестолковая реальность напоминает мне тот же подчерк. Скандалы и театр абсурда каждый день с новыми властями в главной роли. Видимо, суть происходящего в том, чтобы запутать объективную критику оппонентов власти. В быстро меняющемся калейдоскопе скандалов каждый отдельный скандал теряет свою остроту, и создается впечатление дрязг между «старыми» и «новыми». Обыватель перестает воспринимать остроту вопросов и перестает вообще интересоваться происходящим.

Одним из таких «пустых» скандалов является вопрос «Арцах — это Армения или нет?». Все вопросы кончились, и новая власть создала скандал из ничего. «Говорящие головы» типа Ара Папяна и других без устали создают впечатление что вся суть Карабахской проблемы чуть не ли в этом вопросе. Как все просто, и никто не догадывался об этом…

К чести армянской блогерской мысли, против подобной азербайджанской технологии был найден антидот. Выточенные до простоты понятности ответы на ключевые претензии азерпропа. Своеобразные колья против нечистой силы. В том же ключе — об отношениях Арцаха и Армении. Если цель заключается в построении диктаторского авторитарного государства, что пытается делать Пашинян в Армении, это плохо, когда части являются отдельными единицами. В примитивной прямолинейной идеологии диктаторства все должны подчиняться диктатору.

Когда же строится народовластие и демократия, части общего самоуправляются и делегируют общие интересы, и в самостoятельности частей черпается сила общего. Внедрение самостоятельности на местах, возможно, не очень понятно обывателю, но является инструментом воспитания ответственности и причастности по отношению к своему краю. В этом контексте вообще теряется смысл четкой артикуляции субординации между Арцахом и Арменией. Существующая система более гибка и отвечает интересам армянских государств. Если и следует что-то добавить, это междугосударственное соглашение, регулирующее отношения.

Арцах — это армянское государство. И Армения — это армянское государство. И должен быть прописан четкий формат отношений. И этого достаточно на данный момент.