Армянский Дадиванк и 'азербайджанская культура'
Как действующий монастырь, Дадиванк просуществовал до середины 18 века, когда армянское население было вытеснено из этого региона курдами-мусульманами. С тех пор он медленно разрушался, поскольку даже в период Российской Империи так и не был полноценно возрожден.

Тем не менее, в 19 веке усилиями карабахской епархии и её предводителя митрополита Багдасара Асан-Джалаляна за монастырем были закреплены немалые земли, которые постепенно уменьшались, так как курды-кочевники пытались де-факто «застолбить» монастырские земли.

Несмотря на выигранные армянами суды, российские власти не решались официально возвращать им монастырь и его земли, так как местные курды, захватившие после изгнания армян их земли, угрожали в этом случае устроить мятеж.

Так, в 1896 году в составе монастырских владений оставалось лишь 98,438 десятин (против 196 000 десятилетиями ранее), из которых «бесспорными» были лишь 50 тысяч десятин, а в 1909 году – уже лишь 45.997 десятин. Параллельно увеличению числа кочевников на землях Дадиванка, выплачиваемые монастырю налоги и прибыли из года в год уменьшались.

Лишь в 1917 году управляющему монастырем удалось вырвать из рук кочевников многочисленные пастбища и угодья. Но с установлением советской власти и передачей Нагорного Карабаху новосозданной АзССР, естественно, у монастыря были отобраны все его владения.

В период АзССР о восстановлении Дадиванка вообще не могло быть и речи.

Азербайджанский журналист Искандер Гаджиев, искренне веривший в «албанское» (прото-азербайджанское) происхождение храмов Нагорного Карабаха, в своей статье «Лек-кала — такая близкая и такая недосягаемая крепость», опубликованной в бакинской газете «Вышка» за 16-23 марта 2000 года писал: « Но с этим памятником, уже в наше время, связана и печальная история. Дело в том, что местное мусульманское население, незнакомое с историей своего края, усматривало в нем остатки армянской христианской религии и как могло разрушало монастырь, в котором автор этих строк еще застал фрагменты настенной росписи XII-XIII вв. Возмущенный таким отношением к историческим памятникам, расположенным на территории Кельбаджарского района, я обратился тогда, а дело было в середине 1980-х, к первому секретарю райкома с просьбой пресечь разрушение памятников, к тому же включенных в Список памятников подлежащих охране государством. (На самом деле, тогда азербайджанские власти еще не считали Дадиванк-Худаван «албанско-азербайджанским» объектом, и в Список памятников он еще не был включен – прим. автора статьи ) Но, к своему удивлению, в ответ услышал такое, от чего до сих пор не могу успокоиться. «Какое отношение к нам имеет этот армянский монастырь?»

Более чем показательно!

Возрождение Дадиванка и его реставрация начались только в 1993 г., сразу же после его освобождения армянскими ополченцами в ходе 1-й Карабахской войны.

В настоящее время, по соглашению от 10 ноября 2020 г., Дадиванк, вместе с территорией Кельбаджарского района был передан Азербайджану. Зная, что их ожидает, настоятель и братия монастыря, тем не менее, отказались его покидать. Они просили только вывезти из него в Армению, особо почитаемые армянами, чудотворные хачкары (крест-камни, творения, свойственные исключительно армянскому национальному искусству), и колокола, привезенные в обитель из Армении только в наше время.

Президент России В. В. Путин, лично договорился с Президентом Азербайджана Алиевым, что Дадиванк будет взят под контроль российскими миротворцами. Они же по сей день обеспечивают и проход в монастырь паломников. Так что никаких ценностей, никаких «экспонатов» (а какие вообще могут быть в действующей обители «экспонаты»?!), и уж подавно, никаких святынь из Дадиванка никто никуда не вывозит, и никаких черепичных крыш не разбирает.

А как вообще это представляет себе господин Гасымзаде, — по нему выходит, что монахи разбирают у себя над головой черепичную кровлю, наверное, чтобы солнышко было видно? Несмотря на осадное положение обитель живет, и в ней по-прежнему совершается Божественная Литургия. Так кто же, спрашивается, 200 лет разрушал Дадиванк, и кто все последние годы его восстанавливал? И кто кричит «держи вора!»?

Армянский Дадиванк и 'азербайджанская культура'

Далее председатель СА Азербайджана заявляет: «…армяне разрушили практически все памятники азербайджанской культуры, арменизировав древние христианские албанские храмы. Например, албанские надписи на храмах уничтожены и заменены на армянские – это очень легко проверить при помощи инфракрасного спектрометра, который определит возраст камня…».

Армянский Дадиванк и 'азербайджанская культура'

Что касается азербайджанской культуры, то, прежде всего, памятников исламской архитектуры старше 18 века на территории Армении и Нагорного Карабаха просто нет. По сравнению с армянскими христианскими памятниками, большой уникальности они не являют. А в годы между 1-й и 2-й карабахскими войнами, армяне и свои-то святыни с крайним напряжением сил поднимали из руин. И несмотря на это, власти республики Арцах (Нагорный Карабах) изыскали 2 млн. долларов США, и вместе с иранскими специалистами реставрировали пребывавшую до того в печальном состоянии Верхнюю мечеть Гоар Аги в г. Шуши. И это несмотря на то, что на тот момент мусульманского населения в этом городе не было, и посещать мечеть было не кому. Кто-нибудь в Азербайджане, хоть как-то оценил этот жест доброй воли?

Армянский Дадиванк и 'азербайджанская культура'

Ну, и вообще, а что такое «азербайджанская культура»? Если смотреть на эту тему азербайджанские источники, то там можно будет найти десятки имен поэтов и ученых средневековья, половину из которых не найти ни в одной другой мировой энциклопедии, а другая их половина окажется созвездием имен великой иранской культуры.

Армянский Дадиванк и 'азербайджанская культура'

Ну, в самом деле, ну, если современный азербайджанский язык, как основа литературного творчества, окончательно складывается только к середине 19 в. (см. любую энциклопедию), то о какой азербайджанской средневековой поэзии можно говорить? Да, многие поэты и мыслители Ирана могли быть тюркского происхождения, могли рождаться на территории современного Азербайджана, но писали-то они на фарси.

И причислять того же Низами к азербайджанской культуре, это то же самое, как называть Мориса Равеля не французским, а баскским композитором, Адама Мицкевича не польским, а литовским поэтом, а Исаака Левитана не русским, а израильским художником. Важно не этническое происхождение художника, а его вклад в ту, или иную национальную культуру. Поэтому для Азербайджана, творцами его культуры, конечно являются никак не Низами, а великий Ахундов, блистательный Кара Караев, великолепный Таир Салахов. — Прекрасный старт молодой динамичной национальной культуры, возникшей в 20 веке! Что еще нужно? Созидайте, развивайте, но зачем же присваивать чужое!? Что за болезненный комплекс неполноценности?

Шовинизм и арменофобия, поразившие азербайджанское общество в конце 20 веке губительны для культуры!

Опять-таки, господин Гасымзаде, кто громче всех кричит «держи вора!»?

»
Арменовед»