Арут Сасунян: Александр Арзуманян угрожал мне виселицей

Лос-анджелесский телеканал ANN Production (Armenian News Network) на своем канале в Youtube разместил интервью с известным деятелем диаспоры, издателем и главным редактором газеты The California Courier Арутом Сасуняном.

.

ПОЯВИВШЕЕСЯ 1 ДЕКАБРЯ интервью уже успело широко распространиться в СМИ и соцсетях, вызвав бурную реакцию не только в Армении, но и, судя по комментариям, в диаспоре, в частности — в США. Дело в том, что обычно сдержанный Сасунян рассказал сенсационные подробности о своем общении с первым президентом РА, а также с послом Армении в ООН, ближайшим соратником Левона Тер-Петросяна, одним из наиболее скандальных фигурантов дела «1 марта» — Александром Арзуманяном.

Назначение помощника Тер-Петросяна послом в ООН (в 1992 году. — Ред.) было очень удивительно сразу по нескольким причинам, вспоминает Сасунян. Во-первых, он не владел ни английским, ни французским, говорил только на армянском и русском языках. Во-вторых, понятия не имел, что такое ООН, чем занимается организация, это был для него совершенно чуждый мир.

Сасунян вспоминает также о своей встрече с тогдашним министром иностранных дел Раффи Ованнисяном. «Я был в Ереване, Раффи позвонил мне и попросил зайти в МИД, не сказав, о чем именно хочет поговорить. Он спросил, что я думаю о том, что президент назначил посла в ООН, не проконсультировавшись с министром и даже не уведомив его об этом, и глава МИД лишь из газет узнает об этом назначении», — рассказывает редактор The California Courier. Ованнисян также спросил мнение Сасуняна об Арзуманяне: «Я ответил, что если он немного поработает, то поднимется на нулевой уровень, его уровень был даже ниже нулевого». По возвращении в Штаты Сасунян опубликовал в своей газете аналитическую статью, посвященную Арцаху.

СРАЗУ ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ Арзуманян позвонил ему — впервые после назначения послом. «Он мне сказал, что я не имею права писать о независимости Арцаха, не имею права защищать Арцах. Заявил, что это его обязанность как посла. Я ему объяснил, что он звонит редактору газеты, издающейся в США, где есть свобода слова, свобода прессы, и я как гражданин этой страны могу писать все, что считаю нужным, и выразить свое мнение по любому вопросу. Мне ничего не говорит правительство США, а тут гражданин другой страны указывает — что я могу и чего не имею права писать», — рассказывает Арут Сасунян, добавляя, что он так и не понял, почему Арзуманян так оскорбился фактом защиты Арцаха с его стороны.

«Я тогда подумал, что этот человек всего несколько дней, как приехал в Америку, но уже считает себя вправе указывать мне — что писать и чего не писать. И, если его сейчас не остановить, он может очень далеко зайти».

Затем Сасунян вспоминает произошедшую до этого встречу с Тер-Петросяном 28 мая, в День независимости, когда президент пригласил его и еще несколько человек в свою резиденцию. Во время беседы Тер-Петросян выразил недовольство статьей в The California Courier за авторством Сасуняна, в которой говорилось, что лозунг «Борьба, борьба до конца» в независимой Армении заменили лозунгом «Борьба, борьба до высокого поста». Неприятный диалог был прерван тогда еще помощником президента Александром Арзуманяном, предложившим группе гостей покинуть резиденцию, поскольку «уже поздно».

«МЫ ВЫШЛИ И ПОШЛИ ПЕШКОМ, Арзуманян подошел и взял меня под локоть. И сказал: «Господин Сасунян, вы знаете, что Армения — страна третьего мира?» Я, естественно, знал, что такое страны третьего мира, и спросил: «Что вы имеете в виду?» Он ответил: «Я имею в виду, что в странах третьего мира человека, который выражает несогласие с президентом и спорит с ним, наутро находят повешенным на самом высоком дереве».

Далее Арут Сасунян рассказывает о том, как Левон Тер-Петросян после этого начал считать его своим врагом, жаловался на него Кирку Керкоряну и другим деятелям диаспоры, добиваясь отставки издателя с поста главы созданного в те годы в США Объединенного армянского фонда. Специально с этой целью он направил своего советника Жирайра Липаритяна в Лас-Вегас — выразить недовольство известным деятелям американской диаспоры, в том числе Алексу Эмиджяну и Кирку Керкоряну. На что ему было сказано: «Возвращайтесь в Ереван и передайте Левону Тер-Петросяну, что он не стоит и ногтя Сасуняна».

Очень сложно комментировать сказанное Арутом Сасуняном, который, повторюсь, всегда отличался корректным и сдержанным поведением. Рассказанное им — еще один, но весьма выразительный штрих к портрету и Левона Тер-Петросяна, и его фаворита Александра Арзуманяна. На последнем, как говорится, давно уже клеймо ставить негде — сей деятель известен со времен своей деятельности в качестве посла РА в ООН, где, как не раз писали диаспорские издания, он отличился непристойным и позорящим страну поведением.

В ИНТЕРВЬЮ ГОВОРИТСЯ И ОБ ЭТОМ, хотя Сасунян вежливо отказывается комментировать данные сведения, ссылаясь на то, что не привык обсуждать то, чему лично не был очевидцем. Стоит ли вновь упоминать ту весьма неприглядную роль, которую сыграл Арзуманян в ходе событий 1 марта 2008 года, за что был осужден и отсидел год в тюрьме? Широко известная запись телефонного разговора, в которой Алик ругается и выражается в адрес не только оппонентов, но и соратников крайне оскорбительно и уничижительно, как нельзя лучше характеризует этого деятеля.

Человек, карьера которого отмечена многочисленными дискредитирующими страну фактами, отсидевший срок и вышедший по амнистии, несколько лет назад был тем не менее возвращен в МИД и назначен на пост посла Армении в Дании. Затем по совместительству — и в Норвегии, а в феврале — еще и в Швеции. И хотя общественности ничего не известно о результатах его деятельности на этих постах, вряд ли кто-то в правительстве задумается о том, имеет ли право человек с подобным прошлым представлять наше государство на международной арене. И вряд ли подумает об этом даже после шокирующих откровений Арута Сасуняна, которому Арзуманян, по сути дела, угрожал «виселицей» всего лишь за мягкую критику его любимого, единственного и неизменного по сей день шефа — Левона Тер-Петросяна.