Азербайджан и Армения встали перед важными историческими решениями
Когда сначала появилось общее заявление президентов США, России и Франции по Нагорному Карабаху, как стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а затем аналогичный призыв глав внешнеполитических ведомств этих стран к прекращению огня в республике и возобновлению переговорного процесса в прежнем формате, первоначально казалось, что это сотрясение воздуха, прикрывающее поражение международной дипломатии в процессе урегулирования конфликта.

Войну в Карабахе не удалось предотвратить, и она стала приобретать с обеих сторон кровопролитный и разрушительный характер. Доминировала точка зрения, согласно которой конфликтующие стороны или одна из них пойдут на переговоры только в случае достижения определенных успехов на поле боя, чтобы потом продиктовать свои условия. Однако, как выяснилось, страны-сопредседатели, прежде всего министры иностранных дел, серьезно взялись за дело, проводя открытые и закрытые переговоры и консультации как между собой, так и с Баку и Ереваном. В результате появилась сенсация. Reuters со ссылкой на заявление главы МИД Франции Жан-Ив ле Дриана передал, что переговоры по Карабаху пройдут 8 и 12 октября в Женеве и Москве. Deutsche Welle уточняет: в Женеве, куда министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов прибывает с рабочим визитом, он должен «встретиться с сопредседателями Минской группы ОБСЕ и довести позицию Азербайджана по урегулированию нагорно-карабахского конфликта до сведения другой стороны». Накануне президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что «мы не выходим из переговорного процесса, мы всё так же рассчитываем на политическое урегулирование».

Пока неясно, приедет ли в Женеву глава МИД Армении Зограб Мнацаканян, чтобы провести отдельные переговоры с сопредседателями Минской группы. Представитель МИД Армении исключил возможность встречи Мнацаканяна с Байрамовым. По его словам, «нельзя одной рукой вести переговоры, а другой — военные операции», хотя на данном этапе, видимо, МГ ОБСЕ такую встречу не планирует. Тем не менее Ле Дриан считает, что вступление в игру Минской группы означает всё же начало посреднического переговорного процесса. В этой связи он высказал ряд принципиальных позиций. Выступая в Национальном собрании Франции, министр отметил важность того, чтобы стороны конфликта незамедлительно прекратили огонь без выдвижения каких-либо условий. По его словам, нужно найти решение, которое позволило бы «и одной, и другой стороне вернуться к нормальной жизни».

Учитывая «военную вовлеченность Турции в конфликт, что грозит привести к его интернационализации», он исключил участие Анкары в переговорном процессе. Также Ле Дриан дал понять, что будущее мирное соглашение не должно копировать то, что появилось после апрельской войны 2016 года, имея в виду Венские и Санкт-Петербургские соглашения и указывая на «территорию Нагорного Карабаха и территорию прилегающих районов». Говоря иначе, предлагается такая формула: решить проблему статуса Нагорного Карабаха одновременно с возможным возвратом под контроль Азербайджана «прилегающих районов». Наконец, глава МИД Франции предполагает, что для достижения «положительных результатов потребуется значительное время», но лучше вести с новыми условиями переговоры, чем воевать, и «это лучшее, что мы можем сделать для урегулирования конфликта».

Исход переговоров в Женеве неочевиден. По всем признакам, главная карабахская новелла может озвучиваться уже в Москве, и то в случае успешных посреднических усилий главы МИД России Сергея Лаврова с его азербайджанским и армянским коллегами. Ясно пока то, что «война до победного конца» у Азербайджана не состоится. Свою важную роль сыграло и заявление директора Службы внешней разведки России Сергея Нарышкина о наличии ближневосточных боевиков-наемников на арене военных действий в Карабахе. В «списке Нарышкина» наличествуют «Джабхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Фиркат Хамза», «Султан Мурад», оказавшиеся на подступах к российской границе. Такой расклад создает взрывоопасный эффект прежде всего для Баку, которому, так или иначе и рано или поздно, придется принимать важные решения по Карабаху. Кстати, Армении тоже.