Азербайджан использует Движение неприсоединения
Ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов для телеграмм-канала Bunin & Co прокомментировал итоги XVIII саммита государств-членов Движения неприсоединившихся стран, состоявшийся 25-26 октября в Баку.

«В период «холодной войны» это была влиятельная сила, у истоков которой стояли такие политик, как Иосип Броз Тито, Джавахарлал Неру, Гамаль Абдель Насер. Его идеология базировалась на отказе от участия в двух военно-политических блоках, олицетворявших биполярный мир, НАТО и Организацию Варшавского договора. Движение было весьма популярно в «развивающихся странах», не желавших жестко привязывать внешнеполитическую ориентацию к тому или иному блоку», — написал Маркедонов.

Он напомнил, что после 1991 года с крахом биполярного мира Движение как-то ушло в тень, утратило свою политическую «капитализацию». Сегодня оно пытается найти свое место в новом мире, в котором доминирование уже США не оправдало себя, но многополярность пока еще остается, скорее, мечтой, чем реальностью.

«Почему Азербайджан проявляет значительный интерес к Движению? Насколько оправданы усилия Баку по наращиванию своего участия в нем?», — задается вопросами Маркедонов.

По его словам, Азербайджан присоединился к Движению неприсоединения в мае 2011 года. Объяснялся этот шаг несколькими соображениями. Баку, развивая кооперацию с США, НАТО и ЕС, в отличие от соседней Грузии никогда не стремился к вступлению в Североатлантический альянс или Евросоюз. Тем более, что и из Брюсселя соответствующих сигналов не поступало. Полномасштабное соглашение с Европейским союзом Азербайджан никогда не ставил в качестве самоцели, не говоря уже об Ассоциации. То же самое относится и к евразийским интеграционным проектам. Баку готов к двусторонней кооперации с РФ, Белоруссией, включая и военно-технический аспект. Но принимать на себя взаимные обязательства и делегировать свой суверенитет кому бы то ни было, азербайджанские власти не готовы. Таким образом, участие в Движении — это символическая демонстрация внешнеполитической идентичности страны. Вне блоков, опора на двусторонние связи, акцент на прагматическую выгоду и национальный эгоизм.

«Стоит особо отметить, что Движение неприсоединения традиционно упирает на такие ценности, как уважение суверенитета и территориальная целостность. Понятное дело, Азербайджан пытается использовать эту трибуну для продвижения своего видения перспектив регулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Тем паче, что при голосованиях в ООН по карабахским резолюциям кооперация в рамках Движения неприсоединения может оказаться полезной», — написал Маркедонов.

Следовательно, по его мнению, в данном случае налицо попытка приспособления национальных интересов под цели и задачи «раскрученной» международной интеграционной структуры.

«Азербайджан по этой части мог бы дать мастер-класс. Ранее у него был схожий успешный опыт с Организацией Исламская конференция (ОИК)», — написал Маркедонов.

Начало карабахскому конфликту было положено в 1988 году, после заявления преимущественно населенного армянами Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе состоялся референдум, где 99,89% высказались за полную независимость от Азербайджана.

Инициированные Азербайджаном вслед за этим широкомасштабные боевые действия привели к потере контроля не только над Нагорным Карабахом, но и прилегающими к нему семью районами.

С 12 мая 1994 года после вступления в силу трехстороннего соглашения о перемирии в зоне конфликта прекращены военные действия, в результате которых с обеих сторон погибло примерно 25-30 тысяч человек, и около 1 миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

Соглашение об установлении режима прекращения огня соблюдается до сих пор. С 1992 года по сей день ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция.