Баку создает плацдарм для удушения Арцаха и экспансии в отношении Армении
Как отметил Давид Бабаян, у Азербайджана всегда была очень продуманная многоходовая транспортная геополитика. «Которую он, естественно, в первую очередь опробовал именно на Нагорном Карабахе и в Нагорном Карабахе в период насильственного включения и пребывания в составе АзССР. По сути, транспортная политика была составляющей административно-территориальной политики.

Если посмотреть на карту бывшей НКАО, увидим, как это происходило. Мартакерт, который исторически никогда не был центром меликства, зато располагался на самом краю района, очень близко к границе АзССР, стал районным центром.

То же самое Мартуни, Гадрут, Аскеран – был отделен от Степанакерта Ходжалу, который до 60-х годов был армянским населенным пунктом, а потом после выселения армян стал число азербайджанским селом. Эта политика велась следующим образом: чтобы из Степанакерта добраться до Мартакерта, необходимо пересечь Агдам.

Из Степанакерта в Мартуни – вновь пересечь Агдам. Из Степанакерта в Гадрут – Агдам, Мартуни, Физули. Из Мартуни в Мартакерт – через Агдам. Из Мартуни в Гадрут – через Физули. То есть таким образом, они создавали бастионы, своего рода геополитические крепости. Это Агдам, Физули, Лачин в свое время построили искусственно на месте, где раньше проходила общая граница между бывшей НКАО и АрмССР, потом она исчезла и НКАО прекратилась в анклав. Лачин играл ключевую роль водораздела между Арменией и Нагорным Карабахом, и если бы дорога полноценно действовала, все равно была бы под контролем.

То же самое мы видели в Армении: негласно азербайджанцы эффективно работали над тем, чтобы своим демографическим присутствием взять под контроль главные транспортные артерии республики. И сейчас мы видим уже открытое (если раньше это делалось исподтишка, боясь реакции центра) проведение экспансионистской политики.

Тем самым Азербайджан укрепляет свое военное присутствие в регионе. Ведь дороги это не в последнюю очередь передвижение войск. Мы видим здесь далеко идущую транспортную экспансионистскую политику», — заключил глава МИД.