Что должен был сказать и не сказал Зограб Мнацаканян в интервью Би-Би-Си?
Только что я прослушал интервью министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна в передаче Би-Би-Си «HARDtalk» («Трудный разговор»). Интервью оставило тяжелое впечатление. Министр не был готов к столь жаркой беседе и упустил представившуюся ему прекрасную возможность представить миру проблему Арцаха и должным образом защитить интересы Армении. Но в этом нет ничего удивительного. Это интервью является результатом безынициативной, беспомощной внешней политики, проводимой высшим политическим руководством Армении в последние десятилетия.

Нет необходимости в детальном критическом анализе. Я только укажу, что обязан был сказать министр, но не сказал.

Прежде всего, Мнацаканян не обрисовал крайне тяжелое геостратегическое положение Армении, сложившееся в результате последовательной антиармянской и геноцидной политики Азербайджана и Турции.

Глава МИД Армении ни слова не сказал о коренных причинах конфликта и о том, кто его начал.

Он ни слова не сказал об азербайджанской блокаде и агрессии и не осудил их.

Он обошел и не осмелился прямо и решительно опровергнуть повторяющуюся позорную ложь о том, что армянские войска «в течение последних 20 и более лет» якобы совершали «очень серьезные нарушения» (very serious abuses – а под этим термином обычно понимаются зверства). Более того, якобы армянские силы были ответственны за большинство этих нарушений (то есть, зверств). Министр не сказал, что в реальности все с точностью наоборот. Армянские вооруженные силы пресекли попытку геноцида армян Арцаха в то время, когда так называемое международное сообщество молча наблюдало за бомбежками Степанакерта и не пошевелило даже пальцем (как сейчас на севере Сирии). В завершение «обсуждения» этого конкретного вопроса Мнацаканян даже согласился с ведущим, сказав, что «именно это является путем для продвижения вперед, это правильно» («That is part of moving forward, that is true»). Это позор.

Он не напомнил о зверствах Азербайджана против мирного армянского населения в Сумгаите, Баку, Мараге и в других местах.

Он не упомянул о культурном геноциде, совершенном Азербайджаном, в частности, уничтожении тысяч хачкаров в Нахичеване в 1990-х и 2000-х годах.

Он даже словом не осудил Азербайджан за проводимую им расистскую, армяноненавистническую и геноцидную политику.

Он не сказал о 26-летней блокаде Армении и других враждебных действиях, осуществляемых со стороны члена НАТО Турции.

Он не сказал об отрицании Турцией Геноцида армян, что является ничем иным, как продолжением политики геноцида. Он не упомянул, что Эрдоган даже наглым образом оправдывает геноцид.

Мнацаканян не упомянул о том, что военный альянс, заключенный между членом НАТО Турцией и Азербайджаном в 2010 году, прежде всего, направлен против Армении. Этот пункт можно было представить более расширено.

То есть, что я хочу сказать? За все время интервью Мнацаканян даже не осмелился произнести слова «Турция» и «Геноцид армян»…

Неуместный и грубый попрек ведущего по поводу того, что премьер-министр Армении осмелился сказать, что «Арцах (Карабах) – это Армения», Мнацаканян вновь обошел молчанием, что позорно. Тогда как он должен был очень спокойно ответить, что да, так и есть, Арцах действительно является Арменией, если (пока) не политически, то в историческом, языковом, демографическом и культурном аспекте, и что Арцах всегда был армянским в течение нескольких последних тысячелетий. Можно было также напоминать о праве наций на самоопределение и, в частности, о Фолклендских островах, присоединившихся к Великобритании на основе этого права.

Кроме того, именно здесь Мнацаканян должен был напомнить, что президент Азербайджана неоднократно объявлял Ереван азербайджанским городом, а Республику Армения – «западным Азербайджаном», обещая рано или поздно завладеть ими.

Мнацаканян лишь однажды, когда его сильно прижали к стенке, мимолетом упомянул, что в начале 1990-х годов 40% населения Карабаха было «уничтожено» (и это тоже не так), было оккупировано 40% территории Карабаха. Азербайджан в то время совершил «самые отвратительные нарушения», осыпал почестями того, кто убил армянина (не было сказано, что таким армянином был молодой офицер, которого во время сна зарубил топором его азербайджанский «коллега» на учебных курсах НАТО в Будапеште). Мнацаканян четырьмя словами упомянул про Апрельскую войну, развязанную Азербайджаном в 2016 году. Но этих нескольких замечаний было крайне недостаточно, и они были слишком поверхностными, чтобы оставить впечатление. О важном — антиармянской политике Азербайджана и Турции, четких политических оценок не прозвучало.

Можно долго говорить о неиспользованных министром аргументах, но достаточно и этого, чтобы осознать убогость нашей внешней политики.

Думаю, никто не сомневается, что если бы такая возможность выпала министру иностранных дел Азербайджана, то на голову Армении обрушился бы поток поношений и критики…

А обращаться к восторженным оценкам Мнацаканяна относительно установления в Армении блестящей демократии у меня далее нет желания, и я оставляю их без комментариев.