Глобальное противостояние может привести к выходу России из международных организаций

У Минской группы нет мандата на разработку армяно-азербайджанского договора о мире

— История с азербайджанскими инициативами по поводу разрешения армяно-азербайджанского конфликта представляется мне весьма сомнительной. Плоскость армяно-азербайджанского мирного урегулирования и договор о мире де-факто и де-юре изолируют от повестки вопрос Нагорно-карабахского конфликта, который является ключевым в отношениях между Арменией и Азербайджаном. Ключевым не потому, что у Республики Армения когда-либо были или есть территориальные претензии к Азербайджану, а потому, что Нагорно-карабахский конфликт никогда не рассматривался международным сообществом, включая сопредседателей Минской группы ОБСЕ, как сугубо территориальный конфликт.

С самого начала, как и следовало ожидать, власти Армении скрыли от общества сам факт передачи подобных предложений, мы узнали об этом из азербайджанских источников. На втором этапе они скрыли содержание предложений, и этот вакуум опять был заполнен азербайджанской стороной в лице министра иностранных дел. Налицо продолжение политики властей по решению за спиной у народа вопросов, связанных с государственными и национальными интересами. Этот почерк не может не настораживать.

Сначала они объявили, что ответили на азербайджанский пакет, который, на самом деле, является ультиматумом, обращением к сопредседателям Минской группы ОБСЕ с просьбой начать разработку армяно-азербайджанского рамочного договора о мире. Это заявление только добавило масла в огонь, в том смысле, что предложения Азербайджана не подразумевали позитивной реакции с армянской стороны, если эта сторона, в самом деле, представляет армянские интересы. Только через день устами, так называемого, министра иностранных дел было заявлено, что обращение к сопредседателям Минской группы было реакцией на азербайджанские предложения, при этом министр не удосужился упомянуть о принципе самоопределения. Что касается статуса, то решение о нем может быть принято, как сверху, так и снизу. В горизонтальной плоскости статус может начинаться от «ничего» и достигать статуса независимого государства.

Под формулировкой «статус Нагорного Карабаха» скрывается намерение властей Армении решить вопрос Нагорного Карабаха в составе Азербайджана. Дополнительным аргументом в пользу этого тезиса является заявление председателя парламентской комиссии по внешнеполитическим связям Эдуарда Агаджаняна. Он открытым текстом говорит о том, что вопросы, связанные с нахождением Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, уже обсуждались. Аналогичные заявления ранее звучали в устах Андраника Кочаряна, который говорил о необходимости налаживания дипломатических отношений с Азербайджаном, Гагика Мелконяна, Вигена Хачатряна и прочей антинациональной шушеры.

Хочу особо подчеркнуть, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ не имеют мандат на абстрактное армяно-азербайджанское урегулирование. В мандате, который был выдан в далеком 1995 г., четко указаны пункты, которые (практически все) направлены на разрешение Нагорно-карабахского конфликта. У Минской группы нет мандата на разработку армяно-азербайджанского мирного договора. Что касается ее активизации, то в условиях глобального геополитического противостояния России и Запада ( один сопредседатель представляет РФ, а двое — коллективный Запад), в условиях беспрецедентного роста напряжения я не вижу перспектив активизации Минской группы. Большой вопрос, как поведут себя сопредседатели в условиях вулканической глобальной обстановки?

«Формат сопредседателей может оказаться нерабочим»

— Сопредседатели всегда работали синхронно, невзирая на трения между странами-сопредседателями в других частях света. В Нагорно-карабахском урегулировании они всегда совмещали свои позиции. Неделю назад я предупредил о последствиях заявления представителя МИД РФ Марии Захаровой о том, что Россия пока не рассматривает вопрос о выходе из ОБСЕ, но «наше терпение небезгранично». Тогда у меня возникли опасения, что формат сопредседателей Минской группы ОБСЕ в обозримой перспективе может оказаться нерабочим. Учитывая тот факт, что РФ уже подала заявку на выход из Совета Европы, я не исключаю, что глобальное противостояние может привести к выходу РФ из других международных организаций, где доминирующим является коллективный Запад, включая ОБСЕ. Это поставит жирный крест на действующий формат урегулирования Нагорно-карабахского конфликта и породит массу неопределенностей …

Я не представляю работу сопредседателей Минской группы в нынешней ситуации, а также в обозримой перспективе. Россия и коллективный Запад предают друг друга анафеме, процессы в разных точках земного шара взаимосвязаны, а потому должен признать, что за последние 4 г. нас 2 раза сильно тряхнуло. В захвате власти под вывеской бархатной революции 2018 г. и в войне 2020 г. четко прослеживается суммарный внешний вектор…

Я считаю, что сегодня не лучшее время для урегулирования конфликта в каком-либо формате: у руля государства человек, который уже доказал неспособность продвигать армянские интересы. Пока Пашинян у власти, позитивных подвижек в международных отношениях, решении вопросов безопасности и урегулирования ждать не приходится.

«Россия не заинтересована в открытии второго фронта на Южном Кавказе»

— Азербайджан намерен воспользоваться тем, что Россия явно не заинтересована в открытии второго фронта на Южном Кавказе, она сконцентрирована на своем западном направлении, что открывает возможность для классического хода турецкой дипломатии. Это, как выразился в свое время президент Владимир Путин, «нож в спину». Обстрелы и угрозы в адрес мирного населения, диверсия на газопроводе и препятствование его ремонту «чудесным образом» совпали с событиями на Украине…

— Взрыв был следствием человеческого фактора, препятствия ремонту усложнили условия жизни населения. Азербайджан таким способом стимулирует исход армянского населения из Арцаха и дискредитирует российскую миротворческую миссию. Ситуация требует вмешательства на самом высоком уровне. Именно поэтому я кинул Пашиняну фразу: «Позвони Путину!», хотя и понимаю, что властям давно наплевать на народ Нагорного Карабаха. После войны они накачивала бюджет Арцаха разными программами, чтобы в момент наибольшей турбулентности внутри Армении отключить арцахскую проблематику, дабы та не подпитывала внутриполитические процессы в Армении.

— Я разделяю многие оценки, но миллиард кубометров в год – это капля в море для Евросоюза, если учесть, что «Газпром» поставляет треть европейского газа ежегодно.

— Увы, общественная апатия пока не преодолевается ни текущими вызовами, ни действиями оппозиции внутри и за стенами парламента. Кому-то может показаться, что сегодня наиболее благоприятный момент для окончательного решения Нагорно-карабахского конфликта в ущерб армянским интересам. Уверен, что кое-кто внутри Армении и за ее пределами испытывает такое искушение. В этой ситуации народ должен показать, что любые уступки Пашиняна не могут считаться легитимными и служить фундаментом для длительного мира в регионе!

— Мир в состоянии глобального геополитического потрясения, трудно прогнозировать, когда наступит конец. После завершения глобального конфликта предстоит провести инвентаризацию ресурсов, — понять, что сохранилось в плане отношений России с Западом, в плане российского влияния на Южном Кавказе, а также от армянской национальной повестки. Я бы воздержался даже от среднесрочных прогнозов, горизонт планирования резко сузился.

— Я не военный эксперт, но последние телодвижения азербайджанской военной машины подчеркивают тенденцию расползания по территории Республики Арцах и суверенной Армении…

«Критика в адрес оппозиции отчасти объективна, но…»

— Парламентская оппозиция пока не доказала обществу, что парламентский инструментарий эффективно используется для мобилизации общества. У оппозиции есть проблемы, но работа с массами, в частности, со стороны нашей партии последние месяцы ведется достаточно интенсивно. Ситуация многомерная, чересчур много факторов влияет на решения оппозиции. Вызванный войной шок еще не прошел. Пользуясь этим, Пашинян упорно пытается превратить народ в вегетативное существо, которому отключили мозг и подключили к искусственному аппарату, дабы лишить таких проявлений высшей нервной системы как патриотизм, честь, национальное достоинство. Критика в адрес оппозиции отчасти объективна, но подталкивать ее к опрометчивым решениям в формате уличной борьбы недопустимо. У нас один выстрел. Если мы выйдем на улицу и это не запустит механизм каскадных действий, которые завершатся сменой власти, то мы, тем самым, еще шире откроем ворота для антинациональных действий…

— Репрессии, в самом деле, беспрецедентные, инцидент в Гюмри с активистом Карапетом Погосяном, которого полицейский наряд повалил на землю и сломал ему руку, — одно из последних тому свидетельств.

— Мне страшно за тех, кто адаптируется к безобразиям. Люди постепенно привыкают к той грязи, которая их окружает. Год назад отторжение и сопротивление насаждаемым властью антинациональным решениям было эмоционально более выпуклым. Неужели мы смирились с тем, что человек, виновный в потере Арцаха и гибели 5 тыс. армянских солдат, продолжает руководить государством!..