Иран пересматривает свою роль в регионе
ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, ЧТО ЗАЯВЛЕНИЕ ПРОЗВУЧАЛО ТОГДА, когда ситуация в Сюнике была предельна напряжена, а высокопоставленные иранские чиновники и экспертные круги то и дело твердили, что «зангезурский коридор» изолирует Иран от региональных энергетических программ и резко ослабит геополитические позиции Ирана в регионе. В Иране напряглись, так как «зангезурский коридор» станет еще одним устойчивым шагом Анкары к реализации объединения пантюркистского мира. При таком раскладе Иран окажется в геополитическом тупике, а нарастающее азербайджано-турецкое военно-политическое сотрудничество может стать настоящим вызовом, если учесть, что в северо-западных провинциях страны проживает до 30 миллионов этнических азербайджанцев. Здесь достаточно активна антииранская агитация, к тому же Азербайджан не раз предъявлял территориальные претензии к указанным районам. Этим объясняется большое внимание кандидатов в ходе нынешней президентской кампании Ирана к электорату вышеуказанных районов.

Официальный Тегеран прекрасно осознает, что недопустимо ослабление контроля в северных районах страны. Ведь это может привести не только к активизации турецкого фактора, но и к дальнейшим территориальным потерям. Высшее руководство ИРИ рассматривает границу с РА как гарантию сохранения собственной безопасности. По итогам Карабахской войны 2020 года Иран уже имеет у своих северных границ территорию с огромным турецким влиянием. Кроме того, в Азербайджане усилились позиции Израиля и НАТО, что, конечно же, не может не рассматриваться Ираном как прямая угроза.

Если до прекращения огня МИД Ирана под натиском этнических азербайджанцев заявлял: «Нас беспокоит судьба Азербайджана, и мы поддерживаем его территориальную целостность. Оккупированные районы должны быть освобождены», то сейчас акценты изменились. «Граница с Арменией — красная линия для Тегерана. Баку продолжает попытки захватить армянские южные рубежи силовым путем. Мы обеспокоены тем, что это может отрезать от нас Ереван», — отмечает представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде.

ЭТО, СКОРЕЕ, НАМЕК ВСЕМ ИГРОКАМ РЕГИОНА, что Иран более не собирается засиживаться в роли наблюдателя. Иран серьезно настораживает возможное закрытие ирано-армянского рубежа. Если заблокировать выход Тегерана на Армению, то захлопнутся и ворота в Европу. Конечно же, Ирану, скорее всего, непонятна и пассивная позиция России, с ведомо которой он изолируется. Достойно внимания и недавнее скандальное интервью главы МИД ИРИ М.Зарифа, где четко проглядывали антироссийские настроения. Видимо, власти РФ, чувствуя недовольство Тегерана, попытались устами Лаврова подчеркнуть роль ИРИ в вопросе нейтрализации региональных проблем.

Следует отметить, что после Карабахской войны внешняя политика Ирана достаточно активизировалась. Скорее всего, там поняли, что медлительность и осторожность могут сыграть с ними злую шутку. В Армению совершили визиты различные иранские чиновники, в ходе которых ключевой темой обсуждения были вопросы формирования коридоров «Персидский залив — Черное море». Сейчас сверхзадачей Ирана является укрепить свои позиции в регионе. Подтверждением вышесказанного является то, что после войны в иранской прессе муссируется тезис, что в войне проиграла не только Армения, но и Иран. Иран прилагает усилия, чтобы спешно урегулировать свои отношения с США, и старается вновь обеспечить свое место в региональной иерархии.

Кроме того, Иран намерен создать железную дорогу Джульфа — старая Джульфа — Ерасх. В этом контексте Иран может обеспечить себе железнодорожный выход в Грузию и Россию. Под идеей регионального разблокирования иранцы будут усердно проталкивать собственные интересы.

Ясно одно: Иран не позволит изменить региональную логистическую систему региона, сформировать новую географическую структуру во вред себе и всеми способами будет препятствовать усилению влияния Турции в регионе.