Издание The New York Times уволило журналиста-ветерана за одно слово

Дональд Макнил проработал в The New York Times ни много ни мало 45 лет, поэтому когда его оттуда выгнали за слово на букву «н», он привычно сел за компьютер и подробно описал историю своего изгнания, а потом опубликовал ее в четырех частях на сайте «Медиум».

67-летний Макнил вылетел из New York Times не потому, что был подпольным консерватором и вдруг нечаянно себя выдал. Он погорел на том, что является либералом старой школы, то есть идеологическим динозавром, которому больше нет места в ведущей газете новой, прогрессивной Америки.

Такая же судьба, боюсь, уготована нью-йоркскому губернатору Эндрю Куомо, чьи ежедневные сводки с вирусного фронта сделали его кумиром впечатлительных домохозяек и лауреатом престижной премии «Эмми». Вчерашний кумир сейчас быстро делается изгоем не только потому, что демократам больше не нужен антипод Трампа, но и потому, что им нужная более левая модель, чем старомодный либерал Куомо.

Два года назад Макнил отвез группу из 22 старшеклассников в Перу, где дети из хороших американских семей знакомились с туземным здравоохранением. В январе либеральный сайт Daily Beast напечатал статью со списком претензий, которые предъявили Макнилу указанные школяры. Главная заключалась в том, что он употребил скоромное слово на букву «н», применение которого белым человеком влияет ныне на его карьеру так же, как серебряная пуля на вампира.

Макнил объяснил, что одна из его питомиц (в группе было 20 девушек и двое парней) спросила за ужином, справедливо ли ее подругу исключили на какое-то время из школы за то, что в 12-летнем возрасте она употребила указанное скоромное слово. По словам Макнила, он спросил, в каком контексте оно прозвучало: исключенная кого-то обозвала или слово на букву «н» содержалось в каком-то рэпе? При этом журналист произнес роковое слово «ниггер».

Выяснилось, что это не единственное идеологическое преступление, которое вменяли Макнилу его питомицы. «Одна из школьниц оспорила мое заявление, что США не были колониальной державой, – писал он в «Медиуме». – Она сказала: «Вы отдаете себе отчет в том, что вытворяло ЦРУ? Понимаете ли вы, что United Fruit Company вмешивалась в дела Центральной Америки для защиты своей банановой монополии?!».     

«Школьница была белая, из Гринвича, Коннектикут, и училась в Андовере, – продолжал Макнил, имея в виду богатый городок и элитную частную школу, – но несколько раз упомянула за ту неделю, что у нее был бойфренд-латиноамериканец, который открыл ей глаза на иное видение мира…».

По-английски этот источник знаний называется pillow lessons. Я учил так английский.

Белыми были все члены группы старшеклассников, кроме одной азиатки (что в нашей прогрессивной классификации рас практически одно и то же), и из всех, по словам Макнила, «сочилась белая привилегия».

Как ехидно спросила правая хулиганка Энн Коултер, ну кто еще отправился бы в старших классах в Перу набираться знаний о «здравоохранении в деревне»? Только дети нашей привилигенции, желающие набрать очки для поступления в престижный вуз.

Издание The New York Times уволило журналиста-ветерана за одно слово
Журналист Дональд Макнил. Фото: MSNBC via nypost.com

За год до этого Макнил возил в Перу другую группу старшеклассников и удостоился самых положительных отзывов. Но в 2019 году ему попалась группа активных антирасисток, которыми сейчас в США пытаются сделать всех нас.

Получив сигнал о неполиткорректных высказываниях Макнила, редакция NYT дернула его на допрос, который проводила Шарлотта Беренд, заместитель ответредактора по связям с сотрудниками.

Беренд: Употребили ли вы слово «нр» в эту поездку?
Макнил: Да [затем он объяснил, в каком контексте это случилось – В.К.].
Беренд: Говорили ли вы, что белой привилегии не существует?
Макнил: Нет. Это смехотворно [как я предупреждал, он либерал старой школы. – В.К.].
Беренд: Так вы сказали, что ее вообще нет?
Макнил: Нет, категорически нет. Это просто бессмыслица.
Беренд: Вы говорили, что системного расизма не существует?
Макнил: Нет, не говорил.
Беренд: Вы говорили, что гримироваться под негра нормально?
Макнил: Нет, не говорил [бывшая звезда «Фокса» Меган Келли, перешедшая на Си-би-эс, вылетела оттуда после того, как заявила в эфире, что это нормально. – В.К.].
Беренд: Вы говорили, что климатические изменения не имеют значения, поскольку они убивают только бедноту?
Макнил: Чего? Нет, конечно, нет!

New York Time провела внутреннее расследование и заключила в сентябре 2019 года, что Макнил произнес вслух расистский термин необдуманно, но у него не было «ненавистнических или зловредных намерений». Инцидент посчитали исперченным.

В прошлом году реабилитированный журналист получил лакомое задание – быть главным научным корреспондентом газеты, освещающим эпидемию коронавируса, и был выдвинут потом на Пулитцеровскую премию, но не получил ее, хотя гневно клеймил людей, прогуливающихся в разгар локдаунов в парке.

Как вдруг «Дейли бист» опубликовал вышеупомянутую статью о претензиях школяров к Макнилу, то есть вынес сор из газетной избы на всеобщее обозрение. Редколлегия NYT получила групповое письмо от 150 сотрудников газеты, заявивших, что «наш коллектив возмущен и опечален. Несмотря на кажущуюся приверженность New York Times идеалам расового многообразия и инклюзии, мы предоставили видную трибуну – критическое задание по освещению пандемии, непропорционально затрагивающей цветных, –  человеку, который предпочел использовать оскорбительный и неприемлемый по понятиям любой редакции термин».

Когда челобитную такого сорта получила в прошлом году от сотен своих хунвейбинов консервативная Wall Street Journal, она послала их подальше. Но WSJ была редчайшим исключеним.

New York Times же, как водится, поджала хвост и нарушила запрет на повторное преследование человека за одно и то же деяние, записанный в Конституции США и известный как double jeopardy. Ее критиковала за это даже «Вашингтон пост», не менее левая, но радовавшаяся возможности опустить именитую соперницу. Как и другие критики, она отметила, что та же NYT неоднократно печатала слово на букву «н» открытым текстом, в том числе в недавнем прошлом.

Газета провела повторное внутреннее расследование, по окончании которого главред Дин Бакет известил Макнила, что не считает его расистом, но все равно указывает ему на дверь. Личный состав New York Times получил от начальства имейл, в котором говорилось, что «мы не потерпим расистских выражений вне зависимости от побуждений говорящего». Отсутствие злостных намерений вдруг перестало иметь значение.