Когда же они заговорят?
НО ОСТАЛАСЬ НАДЕЖДА: ОБЕЩАВШИЕ ЗАГОВОРИТЬ РАССКАЖУТ о том, что происходило в штабном бункере сражающейся армии и вокруг него, скажут свое слово — и тогда слово тоже станет делом. Не сказали…

Сразу вопрос: либо нечего было сказать, либо испугались. И то и другое генералов не красит. Робость (скажем мягко) уместна при знакомстве с девушкой, но с полководцами плохо стыкуется.

Бывший начальник Генштаба генерал-полковник Мовсес Акопян сказал «А», оставив за скобками остальные буквы алфавита. Их ровно тридцать девять.

Еще раньше бывший глава Службы национальной безопасности генерал-майор Артур Ванецян дал понять, что о тайнах мадридского двора в ереванском интерьере знает больше, чем кто-либо другой. Какие могут быть сомнения? Ванецян молчит — государственная тайна! Страна разваливается, враг на расстоянии вытянутой руки, власть не дает врагу по рукам. И от кого, в случае чего, хранить государственные секреты? Войдя в Ереван, турки узнают и так, если уже не знают.

Бывший начальник Полиции Армении генерал-майор Валерий Осипян — один из тех, кому Пашинян, как нетрудно догадаться, отдавал распоряжения с глазу на глаз, и нельзя сказать, что все они были строго выверены с Конституцией и действующим законодательством. Однако…

Можно узнать много разного не только от силовиков. Почему это важно, для чего это нужно сегодня? Меньше всего для праздного любопытства. Страна проигрывает всем и по всем направлениям, власть винит во всем — проигранной войне, провисшей экономике, падающих доходах, растущих ценах и т.д. — всех, но только не себя.

Объяснения власти неубедительны, поверхностны, сумбурны. Времени на долгие разговоры в натуре или слащаво-затейливые видеосюжеты из кабинета премьер-министра уже не осталось. Вопрос стоит однозначно и грубо: кто виноват? Нужен полный и объективный комментарий хорошо осведомленнных лиц. Смею предположить, что их много.

Так говорите же!