Кому нужна мидовская «горчица» после бакинского «ужина»?
26 октября в Баку на саммите Движения неприсоединения была принята заключительная декларация, в которую был включен, естественно, антиармянский пункт. 28 октября, то есть спустя целых два дня, МИД Армении выступил с очевидно запоздавшим заявлением по этому поводу, осудив «попытку официального руководства Азербайджана использовать площадку саммита Движения неприсоединения для озвучивания крайне субъективных и искаженных формулировок по карабахскому урегулированию».

В ЗАЯВЛЕНИИ ТАКЖЕ содержится призыв к государствам — членам Движения «продемонстрировать ответственность и уважение к переговорам и действовать в соответствии с духом и логикой мирного процесса на основе принципов и норм международного права, Устава ООН и Хельсинкского Заключительного акта».

Хорошо, конечно, что МИД все же отреагировал на принятый в Баку документ, странно, что с двухдневным опозданием. Видимо, выходные помешали, хотя в практике внешнеполитического ведомства нередки случаи озвучивания важных заявлений и по воскресеньям. И это опоздание еще более усиливает ощущение, что заявление было сделано с целью несколько смягчить резкую критику, обрушившуюся на МИД РА и его главу в последние дни, в том числе за непонятное решение не участвовать в саммите Движения неприсоединения со всеми вытекающими отсюда последствиями. Грубо говоря, ощущение «горчицы после ужина», поданной ради пресловутой галочки. Потому что даже в условиях неучастия, причины которого не были убедительно разъяснены общественности, можно было бы предпринять ряд шагов. Причем вовремя.

Общеизвестно, что Азербайджан использует любую площадку, а уж тем более у себя дома, с целью закрепить постулаты собственной политики и пропаганды в международных документах. Это не секрет ни для кого, а уж тем более не должно быть секретом для МИД Армении. На сей раз также подобное намерение не скрывалось — в бакинской прессе накануне саммита появились многочисленные сообщения о том, что в заключительный документ войдет пункт об арцахском вопросе, и вряд ли у кого-то были сомнения в сути и риторике этого пункта. Но армянская сторона, судя по итогам, палец о палец не ударила, дабы попытаться предотвратить его принятие. Выступив с заявлением об отказе ехать в Баку, МИД, похоже, этим и ограничился.

УЧИТЫВАЯ МЕСТО проведения саммита, надо полагать, что решение принималось на уровне не министерства, а более высоком. Но даже в этом случае соответствующие госструктуры обязаны были провести активную дипломатическую работу с рядом стран-участниц, среди которых немало таких, с которыми Армению связывают традиционно дружеские отношения. В которых у нас действуют диппредставительства и влиятельная армянская община. Например, Египет, Иран, Ливан, Сирия… Насколько известно, ни одна из этих стран не выступила против антиармянского пункта, и даже с особым мнением. Ничего удивительного в этом нет — если мы сами не защищаем должным образом наши интересы, почему это должны делать другие?

О Сирии вообще особый разговор в силу особых с ней взаимоотношений. В этой стране давно работает гуманитарная миссия Армении, которая достаточно дорого обошлась и обходится нам прежде всего в политическом плане. Из Еревана в Алеппо регулярно отправляются партии гуманитарной помощи. Это, безусловно, необходимо и важно, никто не собирается спорить. Но создается впечатление, что гуманитарные и миролюбивые проекты постепенно заменяют и даже отменяют политическую составляющую внешнего курса страны. Ибо представители Сирии на саммите в Баку заявили, что полностью поддерживают «территориальную целостность Азербайджана», и осудили «армянскую оккупацию».

МЫ НАМЕРЕННО подождали пару дней с публикацией данной статьи, ожидая, что МИД РА озаботится хотя бы этим заявлением и попробует выяснить — соответствует ли оно действительности или бакинские СМИ по традиции соврали? Никакого опровержения нет, следовательно, остается верить написанному. И делать неутешительный вывод о том, что Азербайджану удается навязывать собственную антиармянскую позицию даже тем странам, где у нас есть все возможности добиваться обратного результата.

Возвращаясь к заявлению МИД, следует констатировать, что оно было практически бесполезным и произвело эффект, скорее, холостого выстрела. Дело сделано, саммит завершен, декларация зафиксирована, и ее подписанты вряд ли всерьез отнесутся к мнению МИД Армении, прозвучавшему постфактум и слишком поздно. В Министерстве не могут этого не понимать, а значит, заявление действительно было предназначено прежде всего внутренней аудитории. И оттого еще больше походило на нужную лишь властям «горчицу», которая еще сильнее подчеркнула горькое послевкусие бакинского саммита.