Кто будет вести переговоры?
Нужен стране руководитель? Естественно, как же без этого? Но такой, как Пашинян, ни в коем случае! Нужен стране министр обороны? Да, но такой, как Аршак Карапетян, нет. Нужно в сложившейся ситуации активизировать деятельность МИДа? Конечно. Способен ли на это Арарат Мирзоян? Однозначно — нет, как бы ни ликовали по поводу назначения последнего министром иностранных дел во властном лагере.

В 1985 году совершенно неожиданно для всех на должность министра иностранных дел СССР был назначен Эдуард Шеварднадзе. Он заменил на этом посту Андрея Громыко, проработавшего министром 28 лет. По всей Грузии сразу были развешаны плакаты: » Да здравствует внешняя политика Советского Союза!» Надо ли напоминать, какой катастрофой для Советского Союза все это закончилось?

В своем послании по случаю 30-летия провозглашения Республики Арцах третий президент Армении Серж Саргсян высказался весьма конкретно: «Мы бы опять победили, если бы до 44-дневной войны не дискредитировали нашу армию, не осуществили бы кадрового погрома в вооруженных силах, не заменили опытных командиров на приспособленцев, бездарным образом не управляли войной».

В высшей степени точная и правильная оценка, но то же самое нас ждет с «дипломатической войной», то есть с возобновлением переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ. Ведь то же самое произошло и во внешнеполитическом ведомстве. Здесь тоже Пашинян осуществил кадровый погром, причем неоднократно, опытные, профессиональные дипломаты заменены на приспособленцев, и внешняя политика в настоящее время осуществляется самым бездарным способом. Левая рука не знает, что делает правая, а голова в процессе не участвует вовсе. Всем заправляют клоуны Никола. Быть клоуном — это круто. Но быть клоуном и не осознавать этого — это уже нечто совсем другое.

МЕЖДУ ТЕМ ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ (КАК И ВОИНСКАЯ) СЛУЖБА, строящаяся на последовательном прохождении постов — от юного атташе до посла и министра, — считается во всем мире предпочтительной, ибо с политическими назначенцами вечно случаются какие-нибудь истории. Классик дипломатии Г. Никольсон писал о таких назначенцах в книге, вышедшей в 20-е годы прошлого века: «В былые дни на важнейшие посты всегда назначались знающие, солидные люди. Катастрофы случались, когда какая-нибудь миссия доставалась политику, чье умственное развитие и поведение не соответствовало достоинству США».

Так как последние у нас в настоящее время составляют большинство, с горечью вынуждены констатировать, что МИДа как такового просто не существует, он скончался. Индейцы говорят: если заметил, что скачешь на дохлой лошади, слезай с нее. Но ведь сперва нужно заметить, что лошадь сдохла, а погруженный в виртуальное пространство Пашинян этого в упор не видит.

Именно в таком состоянии Пашинян приехал в МИД, говорящего Арарата Мирзояна привез, пообещал собравшимся умельцам «всю внешнюю политику им передать». Передать, слышите? Как заливное с того конца стола. В ответ Мирзоян вынул свою ответственность и нам ее показал — всю, какая есть. А на днях несколько раз по разным поводам заявил, что «Республика Армения готова к возобновлению переговоров по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Позиция Армении совпадает с позицией сопредседателей Минской группы ОБСЕ».

Интересно, а имеет ли Арарат Мирзоян хоть малейшее представление о том, в чем всегда заключалась и заключается позиция Армении? Что он знает о позиции Минской группы ОБСЕ? В это трудно поверить.

Все рабочие документы, предложенные сопредседателями и ставшие предметом переговоров сторон с 2008 по 2018 годы, предусматривали пакетное решение нагорно-карабахской проблемы с поэтапной имплементацией во взаимосвязи всех компонентов урегулирования, в том числе и решение окончательного статуса Арцаха посредством голосования, выражающего свободное волеизъявление населения Арцаха, имеющего международно-правовой обязательный характер. Армянская сторона в течение всего этого периода не обсуждала ни одного рабочего документа по урегулированию конфликта, который бы не предусматривал реализацию права народа Арцаха на самоопределение.

ЗАЯВЛЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТОВ СТРАН — СОПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ МИНСКОЙ группы ОБСЕ, принятые в Л’Аквиле (2009), Мускоке (2010), Довиле (2011), Лос-Кабосе (2012) и Эннискиллене (2013) в качестве важной основы урегулирования нагорно-карабахской проблемы, четко закрепили реализацию права народа на самоопределение, что в течение многих лет было краеугольным камнем позиции Еревана. И позиция, с которой выступала Армения на протяжении лет, была поддержана международным сообществом.

Об этом свидетельствуют результаты саммитов в Вене (16 мая 2016 г.), Санкт-Петербурге (20 июня 2016 г.), а также многочисленные заявления сопредседателей МГ ОБСЕ, в том числе совместные заявления министров иностранных дел России, США и Франции на полях Совета министров иностранных дел (СМИД) ОБСЕ в декабре 2016 г. и в Вене в декабре 2017 г.

О том, что международное сообщество поддерживает позицию Армении, свидетельствуют также заявления министров иностранных дел стран-сопредседателей в Хельсинки (2008), Афинах (2009), Алма- Ате (2010), Вильнюсе (2011), Дублине (2012), Киеве (2013), Базеле (2014), Белграде (2015), Гамбурге (2016), Вене (2017).

Знает ли обо всем этом Арарат Мирзоян? Изучал ли он эти заявления? Какие именно позиции Армении и стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ он имел в виду, говоря об их совпадении? Какова сегодня позиция Армении? У Пашиняна и Мирзояна есть другая версия длящегося долгие годы переговорного процесса? Ну что ж: даже Евангелие существует в четырех вариантах. У действующей власти иные представления об истине. Но ведь все это зафиксировано документально. И не только нами. И не случайно еще Бисмарк заявлял: «Самое опасное для политика — это иметь иллюзии».

Если завтра начнутся переговоры под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ, кто их будет вести с нашей стороны? Ведь сегодня нет таких опытных и талантливых переговорщиков, как Роберт Кочарян и Серж Саргсян, Вардан Осканян и Эдвард Налбандян, нет их помощников, сотрудников и членов команд. МИД, как было уже сказано, разгромлен, там практически не осталось профессионалов должного уровня, владеющих в совершенстве перипетиями переговорного процесса, искусством переговоров, а кадры Пашиняна ничего не знают, ничего не умеют и ни на что не способны. Не говоря уже о том, что и в правительстве, и в парламенте, и в Министерстве обороны нет людей, способных поддержать переговорный процесс соответствующими действиями в своих сферах.

НЕ ОЖИДАЕТ ЛИ НАС ВТОРОЕ КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ после 44-дневной войны? Очередное на дипломатическом фронте.

Выход, думаем, один: срочно вовлечь в переговорный процесс, например, Эдварда Налбандяна и Вардана Осканяна с их командами. Как Пашинян убедит их — его дело, но во избежание неминуемой катастрофы ему необходимо «дать задний ход». На днях мы писали о том, что в критических ситуациях даже Сталин шел на это. Напомним еще раз.

Известен эпизод, когда самый крупный советский специалист по производству боеприпасов, Борис Ванников, оказался в тюрьме в начале июня 1941 года. Он сидел на Лубянке и не знал, что идет война. Неожиданно следователь попросил его написать свои соображения о производстве боеприпасов в условиях военных действий: какие предприятия надо переводить на их производство, какие не имеет смысла?

Потом его привели в кабинет Сталина, который сидел за столом и держал в руках листок с текстом Ванникова. Сталин сказал с упреком: «Нашел время сидеть в тюрьме!» И назначил его заместителем наркома вооружений, а в 1942 году — наркомом.