Куда девается гуманитарная помощь в огромном размере?
СПУСТЯ ПАРУ ДНЕЙ ПРОБЛЕМА уже бурным потоком вылилась в соцсети. Заговорили люди, которые все последние недели с утра до ночи заняты помощью и обустройством прибывающих из Арцаха соотечественников. Люди, которые делают это на добровольной основе, в основном при поддержке своих друзей и пользователей соцсетей. Уже давно не секрет, что несколько благотворительных фондов выполняют огромный объем той работы, которую должно выполнять государство в лице соответствующих структур.

Одна из таких активистов, глава благотворительного фонда «Կյանքի Ճանապարհ» («Дорога жизни») Елена Багдасарян 31 октября написала следующее: «Государство в виде системы госорганов на местах должно работать по максимуму и быть единым координационным центром в области деятельности волонтеров и фондов, а не взваливать все свои невыполняемые обязанности на них!!! У вас нет средств, нет продуктов? Тогда куда девается помощь, в том числе гуманитарная, в огромном объеме? Вам кажется, у волонтеров средства безграничные? Они мне звонят с вопросом: «Мы хотим помочь, но не выполнять всю работу вместо государства!». Вы за месяц еще не раскачались?».

И далее: «Есть у нас всем известный распиаренный фонд, куда не глянь — этот фонд всея Армении и в профиль, и в анфас. Вся диаспора работает на него, так как в маркетинг и PR вложены колоссальные деньги. Красивые акции, благотворительные мероприятия и все туда. Молодцы. А дальше? Я не вижу целевого расходования средств этого фонда. Помощь беженцам тоже не их стратегическое направление, как оказалось. Вся самая тяжелая работа на плечах никому не известных фондов, общественных организаций, частных лиц, отдающих последние средства».

Спустя несколько дней соизволила отреагировать министра труда и соцобеспечения Заруи Батоян. Отказавшись комментировать запись Армана Татояна, она заявила, что министерство по всем вопросам тесно сотрудничает с офисом Омбудсмена и ей непонятно, почему тот сделал такую запись.

Все эти дни в соцсетях появлялось множество записей от активистов, которые искали жилье для временно перемещенных арцахцев, обращались к френдам с просьбой помочь той или иной оказавшейся в бедственном положении семье кто чем может – кровом, деньгами, продуктами, одеждой… Люди в ответ спрашивали реквизиты, предлагали жилье и сообщали о переводе денег. При этом многие задавались вопросами: где работа государства, почему все лежит на плечах волонтеров и фондов и что будет с беженцами, когда иссякнут отнюдь не безразмерные общественные ресурсы?

В ПОСЛЕДУЮЩИЕ ДНИ БАТОЯН выступила еще несколько раз, продолжая играть в «непонятки». Она вновь разъяснила, куда должны обращаться временно перемещенные из Арцаха граждане по вопросу жилья, напомнив телефон горячей линии министерства и сообщив те номера, по которым надо звонить по другим вопросам. В порядке рекомендации хотелось бы напомнить, что не люди должны идти или звонить чиновникам, а министерство само обязано организовать и координировать процесс, который отнюдь не сводится только к предоставлению крова. Тем более, что Армения имеет огромный опыт приема беженцев в первые годы Арцахского движения, и этот опыт во многом уникален.

Далее министр заявила, что разговоры о том, что горячая линия «114» не отвечает, не соответствуют действительности, как и то, что люди остаются на улицах и им негде жить». Она сообщила, что лично пошла по следам нескольких таких заявлений и выяснила, что у людей есть, где жить, однако они хотят улучшения жилищных условий». Батоян и с сожалением отметила, что возможности Армении ограничены, поэтому страна не в состоянии обеспечить хорошие условия всем.

Параллельно этим заявлениям министра волонтеры и представители фондов в сетях продолжали просить помощи у френдов. Создавалось полное впечатление, что либо все врут, кроме Заруи Батоян, либо последняя совершенно оторвана от реальности и живет в своем «премиальном» мире.

6 ноября появилась запись Терезы Мхитарян — основательницы и руководителя проекта «Росток», который за последние годы помог десяткам и сотням нуждающихся в разных районах Армении, в том числе – покупкой жилья в Гюмри.

«Прилетела в Ереван (Тереза постоянно проживает в Швейцарии – В.М.) с огромным грузом, у меня почти все отобрали прямо на таможне. И там, на таможне, было уже огромное количество вещей, у всех все отбирали по очереди. Говорили, все идёт в одно место. (…). До сих пор мы не понимаем, что главное — это не деньги и не вещи, главное — это правильная работа. Без правильной работы, собирай сколько хочешь, пользы не будет. Сейчас армяне со всего мира отправляют миллион вещей … сотни тысяч спальных мешков … и все в Ереване покупают спальные мешки. 15 тонн груза из Европы валяется где-то, 2 недели не могут открыть, это про один случай говорю.

За один только день 5 человек, которые приехали в Ереван из разных частей фронта за вещами, они друг друга не знают, и все просят одни и те же вещи, которые, я уверена, где-то там на складах лежат вагонами. Ребята с передовой говорят: ‘Мы лучше 3 дня не будем кушать, но отправьте нам рации, нужны как воздух…’. Только в одной точке в Москве раций купили на 10 миллионов», — написала Мхитарян.

На следующий день она объяснила причину задержки грузов на таможне. По словам Терезы, налоговики боятся, что, «пользуясь военной ситуацией, привезут вещи в Армению для собственного бизнеса и улизнут от растаможки. «Я понимаю беспокойство налоговой службы, но надо различать приоритеты. Что сейчас страшнее — что кто-то может от налогов улизнуть или важно срочно доставить жизненно важные рации для солдат?» — возмущенно заявила она.

Естественно, такого рода записи (мы привели лишь две из них) вызывали огромный поток комментариев, в которых люди задавались теми же вопросами, что и авторы. Если суммировать, то эти вопросы сводятся к следующим.

ПЕРВОЕ. С начала войны прошло более 40 дней. И если в первые недели еще можно было понять причины хаоса и активность именно волонтеров, то сейчас это необъяснимо и свидетельствует лишь об одном: неумении (не хочется думать о нежелании) работать. Правительство в лице соответствующих ведомств уже как минимум к середине октября должно было перестроить свою работу в соответствии с военным положением. Этого, судя по всему, пока нет, сколько бы министр ни огрызалась и ни утверждала обратное. Однако волонтеры и фонды при всем желании не могут взять на себя ту работу, которую обязано выполнять обладающее необходимыми ресурсами государство.

И если кто-то надеялся, что все это быстро закончится, то сейчас уже ясно всем, что по крайней мере до весны наши арцахские соотечественники останутся в Армении. Более того, и после победы надо отстраивать все разрушенное варварами и лишь после этого постепенно возвращать их домой. Все имеющие отношение к вопросу министерства должны исходить из этого.

ВТОРОЕ. Где помощь, почему она не доходит или явно недостаточно доходит до адресата? Мы опять-таки не хотим думать, что это происходит по злому умыслу – наверняка сказывается неумение организовать правильно работу, что, однако, уже непростительно. То, что в Армению прибыл огромный объем грузов с всем необходимым фронту и тылу и этого хватит по меньшей мере на предстоящие пару месяцев – ясно всем. И на этом фоне продолжающийся сбор денег в соцсетях для первой помощи семьям временно перемещенных кажется просто нелепостью и вызывает как минимум недоумение.

На этом фоне необходим дельный и конструктивный ответ от представителей властных структур. Не раздраженные и неубедительные объяснения амбициозной министерши, а адекватные ситуации и реалиям разъяснения. А главное – столь же адекватные и грамотные действия.