LVMH настоял на покупке Tiffany & Co. по сниженной цене

Французский конгломерат приобретет американский ювелирный бренд не за $16,2 млрд, как планировалось ранее, а за $15,8 млрд

Как сообщает Financial Times со ссылкой на осведомленные источники, французская сторона сделки намерена прекратить «ожесточенный конфликт», возникший во время сделки по слиянию Tiffany & Co. и LVMH из-за пандемии COVID-19 и затруднений с получением разрешений от антимонопольных органов. 

В четверг LVMH объявил, что заплатит $131,50 за акцию ювелирного бренда вместо первоначальных $135. Сумма сделки при этом составит $15,8 млрд. Кроме того, Tiffany должна будет выплатить своим акционерам дивиденды в размере $0,58 за акцию.

Исход конфликта также показывает, что Арно, за которым закреплена репутация яростного переговорщика, на самом деле не планировал отказываться от сделки, но позволил юристам исказить финансовые результаты Tiffany в документах, чтобы продвигать идею «несостоятельности» будущего компании, омраченного вспышкой коронавируса. Теперь же богатейший человек Франции поменял убеждения: «Мы как никогда уверены в огромном потенциале бренда Tiffany и считаем, что LVMH — подходящий дом для Tiffany и ее сотрудников во время этой захватывающей следующей главы», — сказал Арно в своем заявлении.

Председатель Tiffany Роджер Фарах ответил, что совет директоров пришел к выводу, что компромисс отвечает «интересам всех заинтересованных сторон для достижения уверенности в закрытии сделки».

«Мы очень рады, что достигли соглашения с LVMH по привлекательной цене и теперь можем продолжить слияние», — добавил он.

Сделка, подписанная год назад, едва не сорвалась в сентябре, когда LVMH заявила о затруднениях, связанных с ростом торговой напряженности между Францией и США. Перед этим Арно несколько раз предпринимал попытки снизить цену сделки, утверждая, что пандемия коренным образом изменила ценность Tiffany.

В ответ на это ювелирный бренд подал иск, чтобы заставить конгломерат завершить сделку на первоначальных условиях. Аналитики задались вопросом, почему LVMH развязала конфликт с Tiffany из-за относительно небольшого снижения цен. «Если сведения подтвердятся, размер снижения цены будет выглядеть странно, — отметил аналитик Jefferies Флавио Середа в комментарии FT. — Неясно, почему LVMH и их юристы с начала сентября продолжают настаивать на минимальном снижении цены по сравнению с первоначальными условиями».

При этом стратегическое обоснование поглощения осталось в силе: LVMH намеревался увеличить объемы производства ювелирных изделий, на которые прежде у конгломерата набиралось только 8% продаж и 6,5% операционной прибыли. Остальные доходы поступали от товаров «мягкой роскоши» — сумок и одежды Louis Vuitton, Fendi, Dior и других брендов.

Пандемия COVID-19 пошатнула перспективы сектора люксовых товаров: в этом году продажи снизились до 30%. Аналитики предсказывают, что восстановление займет не менее трех лет. Тем не менее LVMH и Hermès сообщили, что в третьем квартале потребители из Азии и США вновь начали проявлять интерес к предметам роскоши. Однако восстановление сектора товаров роскоши может вновь оказаться под угрозой, так как в Европе началась вторая волна ограничений, связанных с пандемией.