Между народом и Николом уже есть кровь, Никол пролил кровь народа (видео)
«Сегодня мы будем говорить о самой священной и самой сложной теме, мы будем говорить о народе. Я получил тысячи писем, в которых люди удивленно спрашивают, почему народ присоединился к Николу, почему люди тысячами пошли с ним в Ераблур. Я искренне удивлен, что вы смотрите и не видите, потому что Никол был один, Никол вовсе не был с народом. С Николом в первых рядах шли подонки полулюди, единственной мотивирующей силой этих людей является страх. Они знают, что как только потеряют власть, их ждет суд или что-то еще хуже. Поэтому, не имея ничего святого и зная, что терять им нечего, они готовы на все вместе со своим лидером, готовы ходить по могилам, лишь бы на один день отодвинуть свой конец. Во втором ряду сотрудники — государственные служащие, представители частного бизнеса, те, кто трудится как раб, их работодатели отправили разделить вину Никола. Я не говорю об их человеческом достоинстве, у меня нет на это права, потому что они выбрали страх и позор. Бог с ними. Их было примерно 1-2 тысячи. Было около 5 тысяч силовиков: у меня есть списки военных, служащих военной полиции, которые пришли в гражданской одежде. Оставив границы беззащитными, вы участвовали в свите, но как бы то ни было, вы не народ.

И третья группа — это люди, слепые, ослепленные ненавистью и ослепленные несправедливостью. Это люди, которые решили окончательно утопиться. Я не видел там народа. Я видел толпу, видел трусливых людей, рабов, и я видел кровавых убийц», — отметил дипломат.

И этих людей встретил народ.

«Никол пошел туда и опозорился, Никол показал свою истинную сущность: Никол буквально шел по могилам мальчиков, а в этих могилах покоится народ, герои, эти могилы еще хранят тепло, не понимают, почему удостоились этой «чести». Чтобы подонки, убийцы разыгрывали театр, шагая. Наш народ там не кричал «Никол-премьер», это делала грязь народа, народ плевал и возмущался, а Никол защищался зонтиками и охраной. Есть разница между народом и «народом».

И довольно перекладывать все грехи на народ. Были времена, когда народ был с Николом. Народ присоединился к Николу, потому что верил, что будет жить хорошо. Все имеют право делать это. Все, все мы имеем право ошибаться. Повторяю, были времена, когда народ был с Николом, но те времена уже в прошлом. Между народом и Николом уже есть кровь, которую пролил Никол», — сказал Микаэл Минасян.

«О народе. Я вообще против использования этого определения в 21 веке. В 21-ом веке, когда мы знаем людей поименно, когда в условиях такого развития соцсетей мы можем увидеть, кто таков народ, народ имеет имя и фамилию. Мы знаем г-жу Анаит из Тюмени, г-жу Врежуи из Лос-Анджелеса, Асмик и Геворга из Еревана, но они не народ, у них есть конкретные имена и фамилии. Давайте договоримся о том, что мы используем термин «народ», когда не знаем, кто есть кто, а процессия стыда и крови имеет имена, все записано, к примеру, агент Турции, который шел и не мог говорить по-армянски. Народ может ошибиться, например, когда выбирает Адольфа Гитлера, потому что не только армяне ошибаются, люди выбрали немецкого агента Ленина, который пришел и подписал Брест-Литовский договор, уступив значительную часть земель победившей России Германии.

Люди много раз ошибались, и самой главной ошибкой было распятие Иисуса Христа, когда народ распял его, освободив Варавву. К Пилату Иисуса привели не судить, а убить, потому что по законам того времени иудеи могли судить всех и наказывать, как они хотят, кроме распятия, потому что наказание смертью было правомочием Римской империи. Пилат всячески пытался избежать этого решения, понимая, что этот человек невиновен. Я хочу напомнить, что Пилат предложил освободить Иисуса или убийцу Варавву, который, согласно Евангелию, был даже грабителем, но первосвященники, основываясь на мнении народа, решили: Освободи Варавву и распни Иисуса.

В третий раз Пилат обратился к народу, говоря: я умываю руки мои от этой крови, вы ответственны за эту кровь, и народ кричал: распять Иисуса, и добавлял: мы понесем ответственность за эту кровь, мы и наши сыновья (Евангелие от Матфея 25, 27). И так и случилось. Самая жестокая страница христианства для меня – эта.

Виноват был народ, нет, потому что народом руководила ненависть правителей, зло, зависть. И решение было принято от зла, зависти и ненависти. Был ли нард неправ? Однозначно, да. Был ли он виноват? Нет. Был ли наказан? К сожалению, да».