Миротворцы в зоне арцахского конфликта
ФУНКЦИЯ МИРОТВОРЧЕСКИХ СИЛ ООН ОСНОВАНА НА ПРИНЦИПАХ согласия сторон, нейтралитета и неприменения силы. То есть миротворцы могут сохранить мир только тогда, когда конфликтующие стороны уже не желают или не могут продолжать конфликт и дают свое согласие на присутствие миротворцев. Если одна из сторон захочет нарушить мир — например, из-за изменения баланса сил в свою сторону или из-за неудовлетворенности ходом переговоров, — она может просто «отодвинуть» миротворцев, потребовать их вывода или невмешательства и добиться своих целей силой. Вооруженного сопротивления регулярной армии миротворцы оказать не могут: по сути дела, это легко вооруженные военные наблюдатели.

Самым мрачным эпизодом в истории миротворцев ООН была «зона безопасности», объявленная ООН в Сребренице, во время войны в бывшей Югославии (1995). Легко вооруженные голландские миротворцы должны были защищать десятки тысяч боснийцев от сербской армии Ратко Младича. Сделать этого они, конечно же, не могли, не имея для этого ни сил, ни средств, и были вынуждены бессильно наблюдать за истреблением 8400 боснийских мужчин и подростков, которые доверили им свою жизнь. Таким образом, «зона безопасности» ООН превратилась в смертельную западню для мирного населения Сребреницы.

Только военное вмешательство США и НАТО внесло перелом в ход войны. Важно помнить, что перед началом интервенции президент США Билл Клинтон сделал заявление, в котором обосновал участие американских войск наличием в Югославии «жизненных интересов» США. То есть реальной силой, остановившей войну в Югославии, были отнюдь не миротворцы ООН, а страна, применившая свои вооруженные силы для прекращения этнических чисток и защиты своих интересов, как это было заявлено ее лидером. Только после этого в Боснию были введены миротворческие силы НАТО.

Та же схема сработала в Косово в 1998-1999 годах. «Спонсором» международной интервенции опять выступила НАТО, которая применила свои воздушные силы для бомбардировки Сербии весной 1999 года, вынудив сербов подписать мирное соглашение, после чего в Косово были введены миротворцы НАТО.

ВАЖНО ПОМНИТЬ, ЧТО МИРОТВОРЧЕСКИЕ СИЛЫ САМИ ПО СЕБЕ не имеют возможности активно участвовать в вооруженном конфликте против какой-либо стороны. Они выполняют функции своего рода «сигнальной системы», нейтральных наблюдателей или арбитров. Они проводят мониторинг, фиксируют нарушения договоренностей и общую ситуацию на месте, помогают разоружить стороны и т.д. Если продолжить аналогию с системой сигнализации, то встает вопрос: что произойдет, если она сработает? Есть ли третья сила, которая вмешается в конфликт? Говоря простым языком, приедет ли охрана? В 2008 году в Осетии этой «охраной» были войска России, а в 1995-1999 годах в Югославии — войска НАТО.

Если за миротворческими силами не стоит влиятельный «гарант» или «спонсор,» т.е. страна, которая имеет жизненные интересы в зоне конфликта и готова поддержать миротворцев вплоть до военной интервенции, тогда их присутствие ни в коей мере не может гарантировать мир и безопасность сторон. Вспомним пример русских миротворцев в Южной Осетии, которые подверглись нападению со стороны грузинской армии летом 2008 года. Только вмешательство ВС России предотвратило их уничтожение и защитило осетинское население.

Таким образом, с середины 90-х годов произошли важные изменения в практике международных миротворческих миссий. Если ранее такие силы должны были быть строго нейтральными и представлять незаинтересованные страны, то в 90-х гг. родилась новая модель: «миротворцы по подряду» (subcontract peacekeeping). Она нашла первое применение во время договоренности между Россией и США по миссиям в Гаити и Абхазии (1993-1994). По взаимному соглашению США и России соответствующие мандаты на проведение этих миссий были утверждены Советом Безопасности ООН, который придал этим операциям нужную легитимность. Сформировалась модель, по которой Совет Безопасности ООН выдавал мандат региональным организациям на проведение миротворческих операций.

В дальнейшем от мандата ООН отказались вовсе. Как было сказано выше, военные интервенции НАТО в бывшей Югославии (1995) и Косово (1998-1999) были проведены без одобрения Совета Безопасности, чем вызвали глубокий кризис в международной политике и в отношениях с Россией, хотя и были оправданы с гуманитарной точки зрения. Это вызвало слом системы международной безопасности и нового мирового порядка, установившегося после холодной войны. После этого мандат ООН стал необязательным: считалось достаточным получить мандат от группы государств, их союза или региональной организации.

ЧТО ВСЕ ЭТО ОЗНАЧАЕТ ДЛЯ НЫНЕШНЕЙ СИТУАЦИИ В АРЦАХЕ в вопросе о размещении миротворцев? Как показано на примере миротворческих миссий в Боснии, Косово, Осетии, Абхазии и в других странах, миротворческие силы могут быть эффективны только в строго определенных вышеупомянутых условиях. Если у какой-либо из сторон есть стимул продолжать конфликт, речь может идти совсем о другом типе операций: «принуждении к миру».

Миротворческие силы, в функцию которых входит не просто нейтральный мониторинг, а обеспечение мира и безопасности населения, должны иметь за собой «гаранта» или «спонсора»: государство или группу государств, которые имеют реальные интересы и силы, способные это обеспечить. Очень важно понимать, какие силы реально меняют ситуацию и обеспечивают мир, а какие символизируют достигнутый мир и наблюдают за его соблюдением.