Национальное достояние на ферме Артура Давтяна
На некогда заброшенной территории в селе Птгни предприниматель организовал рыбное хозяйство. Он планирует также открыть гусиную ферму и разводить арцахских скакунов. А еще достраивает домики для гостей, уставших от городской жизни. Еще 10 лет назад Артур Давтян даже не думал, что станет владельцем большого хозяйства. Юрист по специальности, он удивил свою семью, когда вернулся из Москвы в родное село и добился того, к чему стремился много лет. О простом человеческом счастье Артур рассказал корр. «Голоса Армении».

АРТУР ВСТРЕТИЛ НАС У ВОРОТ. «Во дворе две большие собаки, но вы не бойтесь, это армянские волкодавы — гампры. Они гостей не кусают, — с гордостью сказал хозяин дома. — Эта моя самая любимая порода собак».

Мы сразу же отправились на территорию фермы, которая размещается в ущелье реки Раздан. По дороге Артур сообщил, что в Москве работал юристом, какое-то время развивал собственный бизнес. Но всегда понимал, что счастье не на чужбине, а на родной земле и в упорном труде. Именно поэтому два года назад он с супругой и тремя малышами вернулся в Армению.

«Мне было 9 лет, когда мы с семьей переехали жить в Москву, — говорит Артур. — Там я окончил школу, потом институт. В 2017 году вернулся на родину. Родители хорошо отреагировали, мол, пробуй, это твоя жизнь, и сам думай, как жить дальше. Cначала решил заняться туризмом, но любовь к предпринимательству взяла верх».

Главная гордость хозяина фермы — арцахские скакуны. Армения с древнейших времен славилась мощной армией и конницей с карабахскими скакунами. Кони должны были иметь развитые мышцы, крепкие ноги и исключительную гибкость. Карабахская порода соперничала с арабскими или персидскими конями. Эти желто-оранжевые лошади были задействованы в знаменитой Аварайрской битве, их ценили за надежность и выносливость. Историки доказывают, что Александр Македонский использовал карабахских скакунов на труднодоступных гористых путях. Эти лошади — гордость Арцаха и всего армянства.

«В XX ВЕКЕ «КАРАБАХЦЕВ» предали забвению и только в 1940 году вновь начали разводить породу нариндж на равнинах Карабаха, — говорит Артур. — В то время оставался только один чистокровный карабахский скакун — знаменитый Султан, который позже был подарен английской королеве Елизавете II. Во второй раз эта уникальная порода лошадей оказалась под угрозой исчезновения из-за Карабахской войны. Тогда коневодческие фермы были опустошены, и лошади разбежались по окрестностям. В настоящее время эта порода активно разводится в деревне Кирсаван. Лошадей не продают и не экспортируют. Их разводят на воле, в горах. Как говорят местные коневоды, в последние годы все больше и больше туристов приезжает в деревню Кирсаван, чтобы увидеть знаменитых скакунов. Вот и я решил разводить исконно армянскую породу. Нариндж является символом Арцаха и отражает нелегкую судьбу армянского народа, который всегда готов к процветанию и миру».

А еще Артур на этой территории собирается проводить занятия по национальной борьбе кох. Эта древнейшая борьба полностью не изучена. Наши предки состязались в кохе в основном во время праздничных торжеств, например, свадеб. Победитель должен бросить противника спиной на ковер, не дожимая и не поворачивая его, либо вытолкнуть за поле боя. Тот, кому удавалось сделать «кох», то есть бросить соперника под себя, должен был коленом прижать противника к земле, окончательно зафиксировав свой успех. После этого исполнялся специальный танец победителя. Национальная музыка всегда являлась неотъемлемой частью коха.

ПОЛИТИКОЙ АРТУР НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ, но избежать разговора о сегодняшней ситуации не удалось. «Если вы заметили, я занимаюсь вещами, которые являются национальным достоянием, — подчеркнул Артур. — Это очень важно особенно сейчас, когда с приходом новой власти в Армению хлынули чуждые нашим традиционным ценностям элементы. Посмотрите, какая идет пропаганда однополых браков, сект! На очереди принятие Стамбульской конвенции. У меня маленькие дети, и я хочу, чтобы они выросли в другой среде».

…Прощаться с Артуром не хотелось. Атмосфера его дома буквально пропитана национальным духом. Приходишь сюда и чувствуешь себя как дома. Как это — как дома? Никто, кроме тебя, не знает. Но здесь это чувствуется, и это самое главное.