Настало время для антинациональных шагов: МИД под колпаком Пашиняна
ТОГДА, В КОНЦЕ МАЯ, ЭКСПЕРТЫ отмечали, что Айвазян ушел на фоне подготовки документа о делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы, наверняка предполагающего те самые «болезненные решения», на которые намекал в ходе последней встречи с Пашиняном Владимир Путин. Сегодня многие эксперты практически уверены, что этот документ уже подписан и эскалация на границе призвана убедить граждан страны в необходимости новых территориальных уступок Азербайджану. С очень большой долей вероятности можно утверждать, что время реализовывать «идеи, инициативы вопреки национальным и государственным интересам», о которых говорил экс-министр, пришло.

Несомненно, что в этих условиях Пашиняну более чем выгодно иметь именно такой МИД: обезглавленный, дезорганизованный и лишившийся целой группы карьерных дипломатов. И с этой точки зрения понятно, что вопрос главы именно этого ведомства стал наибольшей головной болью в процессе формирования будущего правительства. Тем более что, согласно публикациям в прессе, в МИД продолжается брожение, недовольство и утечка профессиональных кадров. Неудивительно, что с назначением Армена Григоряна первым заместителем, а по некоторым данным, с прицелом на кресло министра эти тенденции только усилились. Данное ведомство в силу своей специфики всегда остро реагировало на приход в структуру, а тем паче в ее руководство «чужаков» — здесь всегда старались соблюдать негласные правила служебной иерархии и ротации.

Однако для нынешних властей Армении все это, как и многое другое, устоявшееся и проверенное временем и опытом, не имеет ровным счетом никакого значения. Для Пашиняна сейчас главное — обеспечить беспрекословное выполнение собственных договоренностей без какой-либо головной боли в лице пытающихся сопротивляться «антинациональным и антигосударственным идеям и инициативам» профессионалов. Вовсе не случайно, что рассматриваемые капитулянтом кандидаты на пост министра, имена которых назывались в прессе, не имели ничего общего с дипломатией, зато были из ближнего круга Пашиняна.

Арарат Мирзоян, которого власти пытались куда-то «пристроить», по слухам, отказался сам. Мгер Григорян, согласно СМИ, также отказался от престижного, но явно чреватого массой проблем назначения, предпочтя «аполитичную» должность вице-премьера. Рубен Рубинян тоже «не прокатил» — возможно, многочисленные киксы этого несмышленыша вынудили даже Пашиняна отказаться от этой мысли. Хотя, с другой стороны, если учительница английского может без соответствующего образования, опыта и подготовки быть назначенной послом в важнейшей стране – США, почему Рубинян не может быть министром в пашиняновском правительстве?

Следует отметить, что за годы независимости Армении, особенно после ухода первого президента, кандидатура на пост главы МИД в обязательном порядке согласовывалась в первую очередь с Москвой и Вашингтоном и должна была удовлетворять оба геополитических центра. С этой точки зрения выбор для Пашиняна также сложен, поскольку его окружение – почти сплошь прозападный молодняк, не обремененный мудростью и знаниями. И если назначение соросовца Армена Григоряна первым замом сделано с прицелом на пост министра, то это, по сути, даже не камешек, а булыжник в огород России. О профессиональной подготовленности, умственных способностях и интеллекте данного деятеля, ярко проявившихся на посту секретаря Совбеза, просто умолчу.

ОДНАКО ДАЖЕ ЭТО УЖЕ НЕ СТОЛЬ ВАЖНО на фоне намечающихся «болезненных» решений. Главное для занимающего кресло премьера лица — выполнить свои обязательства уже в контексте собственно Армении, имея надежный тыл в лице руководства МИД. Развал внешнеполитической структуры велся, надо признать, последовательно и целенаправленно с тем, чтобы в нужный момент никто не мог помешать или, подобно Айвазяну, даже намекнуть на противоречащие жизненным интересам страны решения. И если после сдачи территорий Арцаха в МИД царило глухое недовольство, выразившееся «парадом отставок», то сейчас это вряд ли возможно: «бунтовщики» ушли, а оставшиеся явно стараются сдержать недовольство, предпочтя интересам страны продолжение собственной карьеры в безликом, аморфном, возглавляемом недоумком и полностью покорном капитулянту министерстве.

И все это – в условиях набирающей обороты активизации дипломатических процессов в регионе и небывалых по значимости вызовов, стоящих перед армянской дипломатией. Нетрудно предположить, что и в переговорном процессе в рамках Минской группы, который неизбежно возобновится, о чем бы там ни разглагольствовал бакинский султан, Пашиняну также нужен абсолютно подконтрольный ему переговорщик. Можно сказать, чисто формальный, поскольку и в этом вопросе у Никола остались обязательства перед турками и внешними игроками, в первую очередь — в контексте статуса Арцаха. Эти обязательства, судя по всему, также укладываются в логику «болезненных», противоречащих интересам армянской государственности «идей и инициатив».

Пашиняну нужно одно: чтобы все решения принимались им единолично, в частности, в сфере внешней политики. Чтобы все было шито-крыто и он мог проворачивать то, что нужно другим, но не Армении и Арцаху. В этом смысле произошедшее и происходящее с МИД — процесс, полностью укладывающийся в русло политики предательства национальных интересов. Демонтаж армянской государственности выходит на финишную прямую, и умышленный развал дипломатической структуры с целью полностью вывести ее из игры в период активной геополитической перекройки региона — очередное, а возможно, лучшее тому доказательство.