Неудавшийся блицкриг в Карабахе: Чего добились стороны за месяц войны?
Несмотря на столь печальную статистику, кровопролитие пока не прекращается. Не помогли и неоднократные уговоры и увещевания посредников – вернуться в дипломатическое русло. Трижды – 10, 17 и 25 октября – страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ объявляли о достижении гуманитарного перемирия. Но все эти договоренности так или иначе не соблюдаются в должной мере. Пока дипломаты пытаются взять инициативу в свои руки, военные на поле боя хотят по возможности облегчить работу этих самых дипломатов. Еще покойный премьер-министр Армении, один из создателей армянской армии Вазген Саркисян говорил, что «лучший дипломат – это мой солдат». Метафора вполне понятная – именно военные успехи предопределяют во многом исход того или иного переговорного процесса.

А что же на поле боя спустя месяц войны? По мнению российского военного эксперта, заведующего отделом Кавказа Института стран СНГ Владимира Евсеева, говоря о промежуточных итогах войны, стоит в первую очередь отметить сорванный блицкриг Азербайджана.

«План молниеносной войны провалился. План этот состоял в том, чтобы при помощи качественного и количественного превосходства в вооружениях и военной технике за две недели захватить основную часть Нагорного Карабаха, вместе с т.н. «зоной безопасности», — отметил Евсеев в интервью Sputnik Армения.

На юге при этом армянским силам пришлось отступить, в итоге Азербайджан сначала взял под контроль узкий коридор вдоль побережья Аракса, а затем его войска повернули на север и вплотную подошли к населенному пункту Воротан (Кубатлы) на юго-западе Карабаха. Основная цель Баку сейчас – захватить Лачинский коридор (Бердзор) и тем самым отрезать Карабах от Армении.

Наряду с этим на территории НКР сейчас действуют многочисленные диверсионные группы противника. По словам Евсеева, есть некоторые основания предполагать, что в Карабахе сейчас работает и турецкий спецназ. Но эффективность ДРГ противника – вещь сомнительная, считает эксперт. Временное проникновение в населенные пункты, существующие лишь на бумаге, а в реальности давно заброшенные и разрушенные, вряд ли можно считать сколь-либо серьезным военным успехом.

«При этом эти мелкие диверсионные группы рано или поздно будут уничтожены. И если выяснится, что среди убитых много турецких военнослужащих, то это станет серьезным ударом по позициям президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Опыт войны в сирийском Идлибе в феврале-марте этого года показал, что смерть сотен турецких солдат критичен для него», — говорит эксперт.

Что касается Бердзора, куда так стремительно рвутся азербайджанцы, то Евсеев отмечает, что его захват силами спецназа невозможен, а регулярные части в силу растягивания коммуникаций в скором времени могут оказаться в очень сложном положении, чтобы рассчитывать на взятие столь важного пункта. При грамотном планировании контрнаступательной операции и мощных ракетно-артиллерийских ударах армянской стороны ликвидация азербайджанских частей, дошедших до Кубатлы, является вопросом времени.

Евсеев также обращает внимание на то, что большая часть азербайджанской бронетехники уничтожена или захвачена. Армия не рассчитывала на длительную войну, о чем говорит отсутствие вблизи фронта ремонтных мастерских.

«Ликвидация большей части бронетехники, а ее быстро не поставить – нужно определенное время для новых закупок, вынудила прибегнуть к помощи спецназа. Думаю, что после зачистки территории НКР от спецназа будет ставиться вопрос выдавливания азербайджанской армии с южных рубежей», — говорит эксперт.

Важным преимуществом Азербайджана в войне изначально было наличие большого количества современных беспилотников. Пресловутые турецкие «Байрактары» и израильские дроны стали основной головной болью для Армии обороны НКР. Но Евсеев отмечает, что сейчас ситуация постепенно меняется. Во-первых, их стало гораздо меньше – за месяц войны армянские силы сбили порядка 220 дронов. Во-вторых, отмечает Евсеев, по некоторой информации, с дронами борются с помощью российских систем РЭБ «Красуха», также в Карабах переброшены зенитно-ракетные комплексы «Панцирь-С1» и другие средства войсковой ПВО. «Красуха» хорошо себя зарекомендовала в Ливии, там, по некоторым данным, было посажено 15 ударных турецких дронов. Нужно также учесть, что сейчас уже три страны – Канада, США и Австрия – отказались поставлять Турции комплектующие для «Байрактаров».

Безусловно, месяц боев серьезно измотал обе стороны. Однако у армянских сил все намного лучше с укреплениями, у них надежнее защищен тыл, чего нельзя сказать о противнике, чьи тылы заметно растянулись, а наладить эффективные коммуникации и снабжение в столь сжатые сроки, да и под прицельным огнем армянской артиллерии, крайне сложно. Эксперт не исключает, что контролирующие южные участки фронта азербайджанские подразделения в конечном счете могут быть отсечены от основных сил.

Все это, как уже отмечалось выше, промежуточные итоги боевых действий. Ситуация развивается очень динамично, оперативная обстановка меняется с каждым днем. К тому же идет активный дипломатический процесс с целью приостановить боевые действия. Пока что эту задачу решить не удается, но подрыв наступательного потенциала Азербайджана вселяет надежду на близкий конец активной фазы войны.