Опоздавшие письма на фоне политической риторики
Почему на Форуме друзей Арцаха «Сотрудничество во имя справедливости и мира», в котором приняли участие 150 участников из 30 стран мира, руководство Республики Армения было представлено одним только замминистра иностранных дел Шаваршем Кочаряном? Разве других не пригласили?

КОГДА НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ руководителю офиса Ай Дата Киро Манояну задали этот вопрос, он заметно смутился — наверное, потому, что тот же вопрос неоднократно задавал себе самому. Как выяснилось, пригласительные письма, конечно же, были разосланы и главе внешнеполитического ведомства Зограбу Мнацаканяну, и спикеру НС Арарату Мирзояну, и парламентским фракциям, и мэру Еревана Айку Марутяну, и др.

«Как я понял из объяснений, по техническим причинам письма дошли поздно, во всяком случае именно так звучал ответ, — сказал К. Маноян. — Немного непонятно, что значит «технические причины». Ведь в любом случае люди, которые были приглашены, знали о мероприятии. И, конечно, было плохо то, что на Форуме друзей Арцаха в Степанакерте не было, например, представителей НС Республики Армения. Я не хочу придавать этому факту политический окрас, но «технические причины» — это тоже непонятно…»

При этом возникает закономерный вопрос: неужели все письма, адресованные в разные инстанции, вдруг так дружно запоздали? Впрочем, вопрос риторический…

В определенной степени к области риторических относится и вопрос относительно подвижек в переговорном процессе по урегулированию карабахского конфликта.

«Независимо от того, что говорили и будут говорить сопредседатели МГ ОБСЕ, после апреля 2016 года не было ничего, — отметил К.Маноян. — Потом в Армении произошла смена руководства, и было очевидно, что нужно некоторое время, чтобы Никол Пашинян и Ильхам Алиев пригляделись друг к другу. На днях выступил президент Азербайджана и получил ответ от премьера Армении. Не думаю, что стоит ожидать каких-то серьезных подвижек в плане урегулирования карабахского вопроса. Нам нужно рассчитывать на себя — об этом говорилось всегда, а сейчас подобный подход еще более актуален. Мы должны первоочередной задачей считать укрепление государственности, потому что лучшего друга для себя, чем мы сами, нет. Всегда есть опасность обострения ситуации, хотя на сегодняшний день вероятность того, что это произойдет, довольно мала. Развития в регионе, столь близком к нам (то, что происходит в Сирии), в определенном смысле снизили эту вероятность. Потому что разные геополитические и политические силы будут вести себя осторожнее, чтобы не допустить нескольких горящих конфликтов на относительно небольшой территории. Хотя не исключено, что Алиев, вдохновленный авантюрным поведением и авантюрными высказываниями Эрдогана, не начнет совершать под их впечатлением недальновидных шагов. Все возможно…»

ВСЕ ВОЗМОЖНО В ГЕОПОЛИТИКЕ. И, учитывая тревожные региональные процессы, нам ни в коем случае нельзя допустить внутреннего раскола. «Мы всегда заявляли, что ни из Армении, ни из Арцаха не должны звучать заявления, выступления, которые могут обострить атмосферу, обострить отношения, — заявил К.Маноян. — Не хочу зацикливаться на том, кто первый начал, но любая напряженность в отношениях между двумя армянскими республиками чревата негативными последствиями и может привести к серьезному расколу в обществе. Ничего хорошего из этого не выйдет…»

Комментируя слова премьера Пашиняна «Арцах — это Армения, и точка», К.Маноян заявил, что Пашинян говорит что-то, но не исполняет. «Когда он говорит «Арцах — это Армения, и точка», пусть покажет это действием. А действие пока заключается только в том, чтобы направлять наблюдателей на выборы, оказывать давление, содержать сотни организаций в Арцахе, которые должны проводить мониторинг. Сотни — это много для Арцаха. Почему эти организации не были выбраны на конкурсной основе? Как минимум такой вопрос должен бы возникнуть. Понятно, что есть политические цели. Если цель формулы «Армения — это Арцах, и точка» в том, что Ереван должен решать, кто какое политическое влияние должен иметь, — это уже проблема. Нельзя делать такие заявления, создавать атмосферу, не всегда позитивную, и на этом закругляться. Если «Арцах — это Армения, и точка», так давайте подпишем документ», — заключил Маноян.