От сессии до клятвы
ОДНИМ ИЗ ТАКИХ СУДЬБОНОСНЫХ ДНЕЙ В ЖИЗНИ ВСЕГО АРМЯНСТВА стало 20 февраля 1988 года, когда сессия Совета народных депутатов НКАО приняла решение, в котором ходатайствовала о передаче области из состава Азербайджана в состав Армении. Идея объединения с Арменией (лозунг «Миацум») всполыхнула Ереван, отозвавшийся многотысячными митингами на Театральной площади. Сегодня многих из участников митингов нет в живых, а очень многих в феврале 1988 года еще не было на свете. Фрагменты двух февральских дней, предлагаемые вниманию читателя, напомнят о некоторых деталях той поры. Они взяты из первого тома моей «Хроники лихолетья» (1988-1998).

20 февраля в Степанакерте

Предвосхищая развитие событий, еще в начале февраля партдеятели из Баку (секретарь ЦК КП Азербайджана В. Коновалов и другие) приезжают в область, отговаривают, обещают, пытаются убедить народ отказаться от идеи.

ИНИЦИАТИВНАЯ ГРУППА ВО ГЛАВЕ С АРКАДИЕМ МАНУЧАРОВЫМ заседает в редакции газеты «Советский Карабах». Ее окна смотрят на площадь, где идут митинги. В райцентрах тоже митингуют. Из Еревана на связи Игорь Мурадян. Среди активистов Движения — писатели Вардан Акопян, Гурген Габриелян, Грачья Бегларян, журналист Максим Ованесян, актеры Беник Овчян, Жанна Галстян, многие должностные лица, включая Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Азербайджанская пресса начинает поход против «экстремистов» и «националистов».

20 февраля, в субботу, в 20 часов 20 минут сессия начинает работу. В зале появляется Первый секретарь ЦК КП Азербайджана К. Багиров, увещевает, обещает. Но Вардан Акопян в микрофон дает понять, что ничего не выйдет: хочешь — оставайся, хочешь — уходи. Мы все равно свое сделаем. Багиров выходит.

Из 150 депутатов в наличии 111. Выступили 45. Решение принято. Но председатель облисполкома облсовета В. Осипов взял печать и исчез. Пришлось поставить штамп, заверить подписями 8 членов правления исполкома. Первый секретарь обкома партии Б. Кеворков и К. Багиров пытались запретить публикацию решения в газете «Советский Карабах» (выходящей на армянском и русском языках). Но митингующие окружили типографию и не ушли, пока тираж не вышел.

Надо было доставить текст решения до Еревана, Москвы, Баку. По суше не получилось — тормознули в Шуши. И тут изобретательные Ролес Агаджанян, Роберт Багдасарян и Павел Наджарян повезли на «скорой» гроб «с телом старого большевика» в аэропорт и вертолетом доставили в «гробу» документы в Ереван.

21 февраля Политбюро ЦК КПСС уже клеймит «экстремистов», ТАСС сообщает об этом 22-го. В тот же день в Азербайджан приезжают секретари ЦК КПСС Г. Разумовский и П. Демичев. 23 февраля пленум обкома НКАО вместо Кеворкова выбирает первым секретарем Генриха Погосяна. Карабах бурлит. Постепенно просыпается и Армения.

25 февраля в Ереване

Четверг. На митинге днем поет ансамбль «Маратук». Грачуи Джинанян читает Севака. Говорят поэтесса Маро Маркарян, академик Рафаэл Казарян требует референдума. Многие пришли пешком из Аштарака, Эчмиадзина, Чаренцавана и других городов.

ПЛОЩАДИ И ОСТАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА НЕ ХВАТАЕТ. Вокруг Оперы разместили лавки — машины с булками, конфетами. Радиокомитет поставил ультиматум начальнику: позвольте объективно освещать! Не то забастовка. Речи, речи. И вдруг.

Некто по имени Арамаис Мнацаканян зачитывает текст клятвы. На слух (в КГБ, конечно, текст есть) мне запомнилось нечто вроде «я сын армянского народа, на этом высоком собрании, перед могилами наших мучеников и героев Аварайра и Сардарапата, обещаю стоять до конца, до тех пор, пока не будет достигнута наша цель — присоединение Карабаха. И, если я нарушу эту клятву, пусть меня покарают мои соотечественники».

Все трижды произносят «клянусь!» и поднимают правые руки с двумя раздвинутыми пальцами кверху. Во время клятвы шел снег, а после трижды «клянусь!» выглянуло солнце. Это не выдумка сценариста. Так было.

Вечером на митинге московский журналист Петр Максименков сказал, что, услышав о «кучке экстремистов», приехал и был восхищен сплоченностью армян. «Кучка» — полмиллиона… Обещал рассказать всем. По государственным, а если нет — по человеческим каналам. «Спасибо вам! Вы делаете это не только для себя, но и для всей нашей демократии».

****

20 февраля 2021 года состоится митинг в Ереване. Наверное, среди его участников найдется достаточно тех, кто 33 года назад митинговал в Степанакерте и Ереване. Сегодняшняя ситуация отличается от тех памятных дней. Но есть и общее.

Карабах сегодня находится в большей опасности, чем тогда. А Армения, все это время являющаяся гарантом безопасности Степанакерта, сама оказалась на грани серьезных потерь. Спасти всех нас может только единство нации — тот самый «миацум», которому мы принесли клятву на Театральной площади.

Медлить больше нельзя! Государственность под угрозой. Завтра мы рискуем потерять больше. И тогда уже точно «нас покарают наши соотечественники». С 20 февраля 1988 года начался путь к независимости Арцаха и Армении. Каким войдет в историю нынешний митинг?