Пашинян позорно промолчал и от народа это скрыли
Политически мотивированное преследование Грайра Товмасяна и членов его семьи, сбор компромата против него любой ценой, последовательные действия исполнительной власти с целью поставить под полный контроль судебную систему оттеснили на второй план многие интересные темы. Уже как-то приходилось говорить, что у премьера забавная тактика: новым скандалом перебивать предыдущие. А потому хотелось бы вернуться к одному эпизоду из недавнего прошлого: к саммиту лидеров СНГ в Ашхабаде, где развернулась полемика между Ильхамом Алиевым и Николом Пашиняном по поводу фигуры Гарегина Нжде.

В ОБЩЕСТВЕННОМ мнении Армении эта полемика преподносилась и оценивалась в пользу Пашиняна. Дескать, дал отповедь Алиеву. «Резкий ответ Пашиняна Алиеву» — таким был превалирующий заголовок в армянских СМИ в эти дни… Однако выясняется, что официальные армянские СМИ представили далеко не полную картину полемики в Ашхабаде, создав впечатление, что спор по Нжде закончился выступлением Пашиняна… Увы, это не так: армянские официальные и пропашиняновские СМИ и не представили дальнейший ход событий. Надеемся, именно эти СМИ и имела в виду Анна Акопян, когда говорила о том, что армянские СМИ не предоставляют своей аудитории достоверной информации…

Итак, как все было на самом деле. В самом деле, сначала выступил Ильхам Алиев и сказал: «Прежняя власть установила в центре Еревана памятник фашистскому палачу и предателю Гарегину Тер-Арутюняну, служившему у немецких фашистов под кличкой Гарегин Нжде». Алиев также процитировал майский доклад МИД России, посвященный ситуации с героизацией нацизма, в котором говорилось, что в отношении Нжде имеется информация о его сотрудничестве с нацистами. Алиев напомнил, что впоследствии Нжде был арестован советскими властями и умер во Владимирской тюрьме. «К сожалению, новая власть Армении не демонтировала этот памятник», — заключил президент Азербайджана.

После Алиева слово перешло к Николу Пашиняну. Премьер Армении напомнил о вкладе армянского народа в победу над нацистами, отметив, что армяне сражались не только в рядах Советской армии, но и в европейском движении Сопротивления. «Мы поддерживаем любые конструктивные шаги, направленные на объективное освещение исторических событий тех лет, и выступаем против попыток их субъективной интерпретации. К сожалению, в речи Ильхама Гейдаровича мы увидели такие попытки», — сказал Пашинян.

«ЧЕСТНО ГОВОРЯ, слушая речь Ильхама Гейдаровича, я вспомнил фрагмент из фильма «Кавказская пленница», когда Шурик спрашивает: «А церковь тоже я разрушил?» Из речи азербайджанского президента складывается впечатление, что основная вина в развязывании Второй мировой войны лежит на Гарегине Нжде, а Гитлер играл всего лишь второстепенную роль», — отметил премьер.

Правда же, по словам Пашиняна, заключается в том, что Нжде боролся против турецкой оккупации Армении и против Геноцида армян. «Говорится, что Гарегин Нжде умер во Владимирской тюрьме. Очень многие советские деятели умерли во Владимирской тюрьме», — заметил он, задавшись риторическим вопросом: значит ли, что всех репрессированных с 1930-х по 1950-е годы нужно считать врагами народа?

«Я считаю неуместным использовать этот формат, чтобы искажать историю, вносить некую напряженность в атмосферу этого довольно важного заседания. Я думаю, что на таких саммитах мы должны делать все возможное, чтобы напряжение между нашими народами и странами не росло, а наоборот, мы нашли бы пути к диалогу, компромиссу, взаимному доверию и уважению. Я считаю, что слова президента Азербайджана неуважительны, в первую очередь для армянского народа. И я считаю это неуважительным к главам государств и народам, которые они представляют здесь», — добавил Пашинян.

Именно эти слова и были представлены достойной отповедью Пашиняна Алиеву и вызвали шквал аплодисментов отечественной публики в адрес Пашиняна. Однако…

НА САМОМ ДЕЛЕ полемика в Ашхабаде на этом не закончилась. Выясняется, что Ильхам Алиев снова попросил слова у Александра Лукашенко и сказал следующее: «Я просто вынужден дать комментарий, поскольку в выступлении премьер-министра Армении речь шла обо мне, в то время как в моем выступлении речь не шла о премьер-министре Армении и тем более об армянском народе. Считаю, что армянский народ, который так же, как и другие народы Советского Союза, внес большой вклад в нашу общую победу, в первую очередь сам должен очиститься от этого пятна, которое было нанесено стране прежним руководством. Если премьер-министр слушал меня внимательно, то, наверное, он тоже это уловил.

Также считаю, что совершенно недопустимо сравнивать узников ГУЛАГа и других лагерей, которые были репрессированы, с нацистскими пособниками и преступниками. Свое выступление я не случайно подкрепил цитатами, их можно найти в библиотеке и в интернете. В цитате мая 2019 года Министерства иностранных дел России, цитате 12-томного издания под редакцией министра обороны России Шойгу достаточно ясно говорится, что это был за деятель. А также его цитату, как бы ни было противно, я еще раз повторю: «Кто умирает за Германию, тот умирает за Армению». Это было сказано в годы Великой Отечественной войны. Поэтому я считаю, что в первую очередь новая власть, которая представляет себя как демократически избранная, должна очиститься от этого пятна, от этого позора и демонтировать этот памятник.

А что касается того, что я проявил неуважение к главам государств, то думаю, более абсурдного тезиса, наверное, наше собрание никогда не слышало».

ИЛЬХАМ ГЕЙДАРОВИЧ, как его уважительно величает Пашинян, ни в чем себе не отказал в очередной раз и с позиции истины в последней инстанции пожурил Пашиняна за недопонимание. А что же Пашинян? Разве он не мог по примеру Алиева взять слово еще раз? Мог, конечно, но предпочел отмолчаться. Хотя мог бы сказать о многом. Например, о том, что не президенту страны, где героизируются рамили сафаровы, рассуждать о фашизме по определению. А если уж Алиеву совсем невмоготу и рассуждать хочется, так только в контексте участия азербайджанских национальных батальонов в боях против Советской армии.

Но Пашинян предпочел на этот раз не реагировать. Не знаем почему. Наверное, потому, что на этот раз на нем не было кепки с магической надписью «Духов». А без этой волшебной кепки духа у него маловато. То ли из чувства уважения к Ильхаму Гейдаровичу наш премьер не позволил себе возражать еще раз…

Ну и, наверное, был уверен, что его пресс-служба, и обслуживающие его СМИ не будут тиражировать этот эпизод, который представляет нашего премьера лидером, имеющим слабое представления об истории своей страны, ее друзей и ее врагов. Иначе зачем бы нашей такой мудрой и очаровательной Анне Акопян жаловаться, что армянские СМИ не предоставляют обществу достоверную информацию?