Почему Ашотик так и не поехал в Баку?
ЕЩЕ РАЗ: ТЕЛО ПАРНЯ С 12 ОКТЯБРЯ находилось в морге, но его не потрудились идентифицировать ни во время войны, ни долгое время после. И лишь спустя более 10 месяцев родным выдали останки парня. Назовите как-нибудь подобное отношение к армянскому солдату, у меня не получается…

27 мая шестеро армянских военнослужащих, выполнявших инженерные работы на территории Армении, были взяты в плен. Четверых вернули спустя короткое время, судьба двоих остается туманной. По крайней мере Министерство обороны ни разу после этого не сообщало, какие усилия предпринимаются для возвращения граждан РА, плененных в формально мирное время на территории РА вторгшимися сюда оккупантами.

14 июля также на армянской территории исчезли двое армянских военнослужащих. Прошло с тех пор 40 дней, но судьба их остается неизвестной. Минобороны пару раз неохотно сообщало, что, дескать, поиски продолжаются, и даже признало, что они могут быть в плену. Но за 40 дней государство так и не удосужилось выяснить, куда пропали двое его граждан, которые, между прочим, находились при исполнении служебных обязанностей. 40 дней оказалось недостаточно, чтобы выяснить местонахождение двух солдат, но власти это абсолютно не волнует.

Армянских военнослужащих на территории Армении не только похищают, но и обстреливают, убивают и ранят. За один день 16 августа были убиты сразу двое: 19-летний солдат-срочник Арман Акопян и старший прапорщик, 46-летний Ваан Татосян. Рядовой Акопян был убит в результате интенсивной перестрелки с оккупировавшими район Черного озера частями ВС Азербайджана. Ваан Татосян — снайпером в районе Ерасха. На следующий день появилось сообщение о ранении армянского военнослужащего в том же Гегаркунике, в районе Сотка. К счастью, оно оказалось несмертельным.

В ночь на 19 августа на боевом посту одной из воинских частей, дислоцированной на юго-восточном направлении границы с Азербайджаном, были обнаружены с огнестрельными ранениями тела рядовых Гора Саакяна, Леона Арутюняна и Мурада Мурадяна. Всем им было 18 лет. По делу задержаны сослуживец погибших и командир боевого поста. Официальная версия — неуставные отношения, однако ряд экспертов считают вероятной и ночную диверсию вражеских войск.

23 августа Минобороны распространило информацию о том, что накануне пропал старший лейтенант Артур Давидян. «22 августа около 21:00 Давидян, не уведомив командование, покинул место постоянной дислокации, после чего связь с ним была потеряна. По предварительным данным, из-за плохой видимости он заблудился и оказался на азербайджанской стороне. Сразу же после инцидента начались поисково-спасательные работы, при посредничестве российской стороны проверяется информация о переходе военнослужащего на территорию, контролируемую Азербайджаном» — говорилось в официальном сообщении. Прошло с тех пор более двух суток — никаких сведений об офицере нет.

О том, где именно произошел инцидент, ничего не говорится, однако иезуитская формулировка «на территорию, контролируемую Азербайджаном» позволяет предположить, что офицер «перешел» на армянскую же территорию, которая сейчас «контролируется» Азербайджаном.

АРМЯНСКИЙ НАРОД ПРОДОЛЖАЕТ приносить жертвы на ненасытный алтарь внутреннего предательства и интересов внешних сил, и конца этому пока не видно. Но не менее страшна царящая в стране атмосфера равнодушия и, по сути, спокойного восприятия даже непрекращающихся потерь в армии. Еще год назад, не говоря уже о более ранних временах, весть о каждой небоевой потере в рядах ВС, о каждом случае гибели армянского солдата — вне зависимости, случалось ли это в Армении или Арцахе — воспринималась абсолютным большинством общества как личная трагедия. Соцсети и пресса были переполнены фотографиями погибшего и словами сочувствия и сопереживания родным.

Сегодня ничего этого нет и в помине. Люди просто привыкли жить в условиях постоянной угрозы на границе и смирились с той страшной ценой, которую приходится за это платить: жизнью соотечественников. Смерть в армии стала явлением не просто обыденным, но и чреватым самыми опасными развитиями. И весь прошедший после начала войны почти год свидетельствует, что подобные развития также являются частью тех технологий, которые продолжают применяться с целью завершить процесс фактического демонтажа армянской государственности и сведения к нулю армянского фактора.

Почему необходимо было такое огромное для немногочисленного народа число жертв в войне? Почему война не была прекращена Пашиняном 19 октября, когда ему это предлагалось на самом серьезном и авторитетном уровне и помогло бы предотвратить гибель порядка 2000 человек? Многие специалисты едины во мнении, что ставилась цель вызвать у народа максимально глубокий шок, чтобы невыносимая боль от потери нескольких тысяч перевесила и заставила отойти на второй план потрясение от потери немалой части Родины. Но не только.

На фоне сформировавшегося в обществе трепетного отношения к армии как к любимому детищу народа стояла задача сделать смерть военнослужащего обычным явлением, чуть ли не будничным. Создать фон, на котором число погибших уже не играет особой роли, поскольку потери в армии неизбежны и с этим, мол, ничего не поделаешь. В такой атмосфере очень легко перейти от кощунственного лозунга «жители Армении не должны служить в Арцахе» к следующему уровню святотатства: «наши сыновья не должны служить в армии». Именно в этой опаснейшей плоскости следует рассматривать намерение властей превратить армянскую армию в профессиональную, где служат только контрактники, для которых смерть — неизбежный риск. Может ли сегодняшняя Армения позволить себе подобную роскошь — совершенно отдельный и сложный вопрос.

Другое дело, что цена человеческой жизни после войны оказалась сведена к минимуму и не является приоритетом ни для властей, ни для общества. Отказ Пашиняна прекратить войну 19 октября и тем самым спасти жизнь тысячам соотечественников стал первым шокирующим доказательством. Не менее циничным было его оправдание — дескать, я подписал заявление 9 ноября, чтобы спасти десятки тысяч жизней. Чего оно стоило — показали все последовавшие за этим месяцы невозвращения сотен пленных и непрерывных потерь на границах Армении.

ДЛЯ НЫНЕШНИХ ВЛАСТЕЙ ЖИЗНЬ армянского воина давно стала такой же разменной монетой, как и армянские земли. Ни один депутат из правящей фракции не был замечен на фронте, как не были замечены сыновья высоких чиновников. Отвратительные дешевые шоу, устраиваемые на эту тему женой и сыном Пашиняна, якобы принимавших участие в боевых действиях, как нельзя лучше, демонстрируют отношение этой семейки к самой идее защиты Родины. Как и тот циничный спектакль, который был разыгран ими уже на тему пленных, когда перед выборами Никол помпезно заявил о согласии отправить своего сына в Баку в обмен на всех пленных. Сам Ашотик самоотверженно сказал, что готов ехать, отлично зная, что это всего лишь предвыборный трюк и никто никуда его посылать, естественно, не собирается…

Армянские военнопленные, как заявил тогда же Пашинян, могут подождать в аду один-два месяца, как теперь выясняется — и вовсе неопределенное время… Они чужие дети и чужие мужья, потому их жизнь для властей не имеет никакого значения и никакой цены. Другое дело — собственный отпрыск, так и застрявший по дороге между Баку и выборами, которым, конечно же, никто и не собирался жертвовать ради спасения сотен других. Так, очередная папашкина ложь на армянской крови.