Почему в самый судьбоносный момент ЕС проигнорировал армян?
И далее… «Г-н Кубилиус представляет для Армении видение отношений с ЕС, однако не дает ответа на основной вопрос, интересующий армянскую общественность: где вообще были ЕС и коллективный Запад во время этой войны? Как многие граждане Армении, так и я, будучи сторонником теплых отношений Армения-ЕС, и человеком, внесшим определенный вклад в развитие двусторонних отношений, ожидали от ЕС в ходе этой войны и продолжаем ожидать после нее логичных шагов, которые так и не были выполнены.

Почему война закончилась таким образом, не мог ли ЕС никак более решительными шагами предотвратить эту беду, постигшую армянский народ, почему в самый трудный момент ЕС проигнорировал армян? Понятна геополитическая ориентация г-на Кубилиуса, но, отложив это в сторону, давайте говорить, руководствуясь исключительно объективными данными.

Почему ЕС так и не осудил азербайджанскую агрессию, прямое вовлечение Турции в войну, использование инфраструктуры НАТО против Армении и Арцаха, вовлечение наемников, обстрел памятников армянского культурного и духовного наследия, больниц, гражданских инфраструктур?

Почему ЕС не отреагировал должным образом на многочисленные военные преступления Азербайджана, в том числе использование кассетных и фосфорных бомб, десятки случаев пыток пленных и гражданских лиц и т.д.?

Почему не применил санкционный режим в отношении Турции и Азербайджана, почему в отношении Азербайджана не было введено эмбарго на экспорт военной техники?

Почему не заявил, что откладывает переговоры по стратегическому соглашению ЕС-Азербайджан, более того, и сейчас эти переговоры активно продолжаются?»

По словам Ашотяна, вообще, когда речь идет о роли ЕС в регионе, возникает простой вопрос: как может ЕС быть надежным партнером Армении, иметь в регионе серьезную геополитическую повестку в мирное время, если в ходе войны, когда вопрос присутствия геополитических игроков стоит острее всего, ЕС вообще отсутствовал, что фактически означало молчаливое поощрение агрессии против армянского народа?

«Кстати, говоря о пространстве Восточного партнерства, частью которого являются как Армения, так и Азербайджан, Кубилиус ничего не пишет о том, чем должна была заняться эта площадка? — отмечает Ашотян. — Неужто этой структуре нечего делать в вопросах, связанных с обменом пленными, заложниками, телами погибших и рядом других важных и требующих немедленного реагирования проблем? Евронест был той платформой, которая могла бы, используя свой инструментарий, заниматься вышеупомянутыми первоочередными проблемами. Тогда как в условиях наличия столь острых проблем трафаретные, ничего не значащие предложения не могут быть привлекательными. Г-н Кубилиус в своей статье ссылается на идею, что одним из путей восстановления страны после катастрофы является также выход Армении из прежних геополитических пут. Разве он не в курсе, что Армения до этой войны, точнее, до госпереворота 2018 года, имела развитую многовекторную, многостороннюю внешнюю политику, где многочисленные ключевые связи с РФ взаимодополнялись отношениями с Западом, в том числе с ЕС? Не считает ли автор, что фактическое отсутствие ЕС в ходе региональной катастрофы и игнорирование Армении и армян в этой войне может действительно привести к серьезным геополитическим сдвигам, но в обратном направлении? Многовекторная в прошлом внешняя политика Армении станет одновекторной».

По словам А.Ашотяна, говоря о дальнейшей судьбе Арцаха, Кубилиус проводит параллели с Косово, где был применен западный механизм безопасности, кстати, начиная с 2004 года, с участием также армянских миротворцев. Однако этот пример половинчатый, поскольку эта миссия в конце концов привела к тому, что Косово стало независимым государством, признанным большинством стран-членов ЕС.

«Если автор говорит о косовском сценарии, почему не предлагает и эту перспективу для Арцаха? Ведь миротворческая миссия в Косово защищала не только мирную жизнь, но и право Косово на самоопределение. Последняя война и последовавшие за ней события еще раз показали, что для Армении и армянского народа приоритетной остается повестка физической безопасности. Привлекательные для слуха предложения и теоретические идеи прекрасны до того момента, когда они сталкиваются с тяжелой региональной реальностью, где любой ошибочный геополитический шаг может привести к гибели целый народ», — заключает А.Ашотян.