Пока он есть, нет ни прошлого, ни будущего...
«Эта власть предателей отняла у нас возможность помянуть наших любимых. И потом, как почтить память похороненных, когда уже умерли живые?

Да, на самом деле мы все умерли. Мы умерли, потому что на наших глазах пали героические парни и предана родина. Мы умерли, потому что видели малышей, коленопреклоненных перед могилами отцов, родителей, лежащих на могилах сыновей.

Мы умерли, потому что все это произошло и продолжает происходить на наших глазах. Два года назад нас пытались убедить в том, что павшие во время карабахского конфликта парни погибли «ни за что», а сейчас на практике доказали, что значит умирать «ни за что».

Больше нет ни парней, ни Родины, ради которой они пошли на жертвы. Умерли монастыри, умер Арцах, государство, диаспора, стремление и надежда бороться.

Как христианский народ, мы верим в бессмертие, а вчера поздравляли друг друга с Воскресением Христовым. А что такое Воскресение, если не победа над смертью? Но есть одно важное обстоятельство: чтобы воскреснуть (начать возрождаться), надо признать, что ты умер.

Между тем, сегодня мы изо всех сил не хотим признавать — ни смерть, ни потери, ни преднамеренное убийство нашего государства и солдата, ни коллективное самоубийство общества.

И, следовательно, символ сегодняшнего дня: мы возродимся, если примем, что умерли. Мы получим новое дыхание, если признаемся, что умерли. Даже те, кто еще жив. Даже те, кто в состоянии бессознательного счастья не видят этого кошмара, поражения, потери и общенационального позора.

. Вот почему предатель-выродок объявил рабочий день, это очень понятно. Он «закрыл» могилы, чтобы никто не понял. Он лишил Родины целую нацию и убил целое поколение и сегодня делает все, чтобы смерть не воспринималась, не чувствовалась и не осознавалась. Потому что если мы осознаем и поймем смерть, то после этого не будет ее и будет возрождение. Пока он есть, нет ни прошлого, ни будущего. А мы будем обречены жить с предателем и в аду, устроенном предателем»? – написал Минасян.