Приговор Вигену Эулджекчяну - месть Алиева за Монте
ВОВСЕ НЕ СЛУЧАЙНО УКАЗАН не один, а два основных виновника очередных преступлений, совершаемых против армянских военнопленных и заложников. Вина Никола Пашиняна в том, что спустя более 7 месяцев после подписания трехстороннего заявления, предусматривающего «обмен всеми «военнопленными и удерживаемыми лицами», большая часть пленных остается у врага да еще и подвергается «судебному» преследованию, ничуть не меньше, нежели азербайджанской стороны. Наоборот, его вина даже тяжелее, ибо речь о «Верховном главнокомандующем» и главе правительства, который несет ответственность за граждан страны как в период боевых действий, так и за реализацию подписанного им от имени государства международного документа.

Нет, наверное, смысла вновь напоминать о том широко известном факте, что именно по вине Пашиняна в этом документе не указаны четкие сроки возвращения или обмена пленными, в отличие от строгого и четкого графика сдачи армянских земель, что он с готовностью и с видимым облегчением сделал. Но, вместо того чтобы исправить ошибку и в последующие месяцы попытаться вернуть пленных, Пашинян пошел по обратному пути: дипломатические усилия властей были сведены к самому минимуму. И основная заслуга в том, что за 7 с лишним месяцев порядка 85 человек, примерно четверть от предполагаемых трех сотен, все же вернулись, принадлежит посредникам, в основном российским, международным структурам, армянским правозащитникам и Диаспоре.

Что же касается судов над военнопленными и вынесенного первого приговора, то за 12 дней предвыборной кампании сам Пашинян ни словом об этом не упомянул, как ни слова об этом не сказал распущенный, но пока действующий парламент. Вчера с очередным требованием немедленно освободить армянских пленных выступил парламент Нидерландов, причем, если не ошибаюсь, уже третьим по счету. Также несколько раз принимал аналогичные заявления Сенат Франции и Европарламент. А армянский парламент, который, казалось бы, должен бить во все колокола, указывая на грубейшие нарушения Азербайджаном международных норм, молчит — депутатам не до этого, ведь решается вопрос дальнейшего их безбедного и безмятежного существования в НС…

С заявлениями выступили обезглавленное Министерство иностранных дел и, как всегда, омбудсмен. Весьма примечательно последнее заявление Армана Татояна, которое касается скандального разговора между Алиевым и четой Эрдоган в Шуши, видео которого широко распространилось в сети. Напомню, что Алиев прямым текстом подтверждает, что держит пленных с целью торга и получения от Армении, в частности, карт минных полей, а жена Эрдогана советует ему не спешить с этим — «порциями, порциями…» По мнению омбудсмена, этот разговор является неопровержимым доказательством сразу нескольких фактов:

  • азербайджанские власти держат всех пленных с армянской стороны в качестве заложников в политическом торге;
  • осуществляют торговлю людьми, совершая преступление;
  • постоянно вводят в заблуждение международное сообщество, утверждая, что пленные якобы являются террористами или диверсантами;
  • организуют в отношении пленных ложные уголовные судопроизводства.

ТОТ ФАКТ, ЧТО АЛИЕВ ПЕРЕВЕЛ дискурс в вопросе пленных в поле политического торга и уже преуспел в этом, никто не подвергает сомнению. Точно так же никто не сомневается, что ему с готовностью пошел в этом навстречу и сам пока еще действующий премьер Армении, с гордостью заявивший, что передал в обмен на 15 вернувшихся карту минных полей района Акна со сведениями о почти 100 000 мин. Этот сам по себе циничнейший торг уже получил оценку экспертных и общественных кругов — так же как и неравнозначность обмена. Однако устраиваемые в Баку судилища делают ситуацию с пленными еще более ужасающей и подчеркивают тот несомненный факт, что властям РА глубоко наплевать на судьбу наших соотечественников, которых они рассматривают исключительно как разменную монету в своих корыстных устремлениях.

Армян, которых судят в Баку, можно условно разделить на три группы: первая — представители Диаспоры, вторая — люди в возрасте, то есть потенциальные участники Первой Карабахской войны, и третья группа — те, кто попал в плен после 9 ноября, в основном в декабре в районе Хцаберда и Хин Тагер.

Расправа, которую намерен учинить бакинский султанчик над представителями каждой из этих групп, имеет свои специфические цели — как связанные с прошлым и настоящим, так и направленные в будущее. Виген Эулджекчян получил максимальный приговор — 20 лет заключения. Понятно, что ни о каком «наемничестве» и «терроризме» и речи быть не может точно так же, как и о справедливом суде с соблюдением хотя бы законов Азербайджана. Не может быть наемником человек, имеющий паспорт своей Родины, пусть даже он уроженец другой страны. Но Алиеву крайне важно наказать именно армянина из Диаспоры. Он мстит в лице Эулджекчяна не просто репатриантам, но и тем участникам национально-освободительного движения, которые в начале 90-ых приехали на историческую Родину сражаться за нее.

Более того, Алиев рвется отомстить за все 30-летние усилия армянской Диаспоры, которые причинили и продолжают доставлять ему массу проблем. Он пытается отомстить за Монте, в том числе в собирательном смысле, и это очевидный комплекс безродного кочевника, не способного понять, что такое национальные корни, менталитет и беззаветная любовь к Родине, где бы ты ни родился. Но не только: Алиев пытается предотвратить в будущем участие армян Диаспоры в неизбежной следующей битве за Арцах, напугать их, показать, что их зарубежный паспорт им не поможет и «кара», мол, будет суровой.

Безусловно, есть в данном случае еще один контекст: очевидное для всего мира участие сирийских террористов-наемников на стороне Азербайджана как в Первой, так и в осенней войне. И в этом смысле также его ереванский подельник Пашинян активно подсобил, сразу после 9 ноября напрочь убрав эту тему из повестки дня и по-быстрому замяв суд над теми двумя сирийцами, которые попали в плен к армянской стороне. Суд, который нужно было сделать мощным пропагандистским инструментом, в том числе в вопросе освобождения пленных, был скомкан и усилиями властей прошел практически незамеченным.

Что касается двух остальных групп, то судилище над Людвигом Мкртчяном и Алешей Хосровяном явно нацелено на «наказание» армянских ополченцев — участников как Первой, так и Апрельской, и осенней войн. Алиеву невыносима сама мысль о том, что армяне любого возраста добровольно, по зову сердца сразу берут в руки оружие и идут воевать за Арцах. Демонстративная расправа над двумя немолодыми людьми, которые обвиняются в «пытках» над некими азербайджанцами в 90-е, неубедительна в своей «правовой» составляющей (где нашли «пострадавших», которые спустя четверть века, оказывается, «опознали» своих мучителей?) и показательна с точки зрения все тех же: комплексов самого Алиева, его стремления отомстить армянам за победу в Первой войне и внушенным «страхом» предотвратить победу будущую.

ОТНОСИТЕЛЬНО УСЛОВНО ТРЕТЬЕЙ группы можно сказать лишь одно: они, по мнению всего цивилизованного мира, подлежат немедленному возвращению — этого недвусмысленно требует как трехстороннее заявление от 9 ноября, так и многочисленные призывы и заявления множества стран, организаций и известных деятелей. Кстати, в числе 15 вернувшихся 12 июня несколько человек были из этой третьей группы. Вопрос: если Алиев считает их всех «террористами, незаконно проникшими на территорию Азербайджана» после завершения войны, почему выборочно все же возвращает? Точно так же возникает вопрос: почему из шестерых взятых в плен 27 мая в Гегаркунике вернули пятерых, что с шестым? Но задавать эти вопросы некому: если Пашинян на что и способен, то только вести торг, в котором он заранее готов оказаться в роли проигравшего.

Вчера, выступая на митинге в Ереване, и.о. премьера наконец коснулся вопроса пленных. Но коснулся в выгодном ему ключе: напомнив про возвращение 15-ти, он не упомянул о переданной Алиеву карте минных полей, которой тот накануне бахвалился перед четой Эрдоган. Более того, Пашинян вновь говорил о возвращении пленных отнюдь не в контексте немедленного требования согласно как заявлению от 9 ноября, так и международному праву.

«Возвращение наших 15 пленных несколько дней назад внушает надежду, что в будущем у нас будет существенное изменение региональной атмосферы», — заявил он, вновь стремясь выставить своего бакинского дружка в «конструктивном» свете. При этом агонизирующий и.о. предпочел «не заметить» разговора в Шуши, в котором Алиев подтверждает идущий псевдополитический торг людьми — нашими соотечественниками. Пашинян также ни слова не сказал о приговоре, вынесенном за три дня до этого Вигену Эулджекчяну, и о тех ребятах, которые, проведя по его вине 7 месяцев в кошмаре бакинского плена, сегодня посажены закомплексованным диктатором на скамью подсудимых за то, что жили и воевали на своей земле и за свою Родину.