Проблема мандата
АЛИЕВ ОПЯТЬ ДЕМОНСТРИРУЕТ СИЛУ, И ЭТА ДЕМОНСТРАЦИЯ имеет двух адресатов. Первый — соотечественники Алиева, многие из которых уже откровенно недоумевают: как так получается, что в войне победили, а Арцах как был вне юрисдикции Азербайджана, так и остается. Как ходили в Арцахе армянские паспорта и деньги, так и продолжают ходить. Только теперь под гарантией российских миротворцев.

Более того, сколько бы Алиев ни кричал, что Минская группа более не нужна, а вынужден с ней контактировать. В частности, недавно глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов принял нового российского сопредседателя МГ ОБСЕ Игоря Ховаева. Затем Ховаев посетил Ереван, где провел переговоры с политическим руководством Армении, а потом встретился с президентом и главой МИД Нагорного Карабаха. Обсуждался ряд вопросов, в том числе предстоящий визит в регион сопредседателей Минской группы.

Очевидно, что, если переговорный процесс в рамках МГ ОБСЕ возобновится (а он на этом пути), вряд ли Ильхаму Алиеву стоит рассчитывать, что страны-сопредседатели воплотят в жизнь его мечты и скажут, что Нагорный Карабах просто часть административной единицы в составе Азербайджана, а российские миротворцы соберут пожитки и уйдут из зоны своего дежурства.

Так что второй адресат совместных тактических учений Азербайджана и Турции в Кашатахе — российский миротворческий контингент. Напомним, недавно депутат Госдумы Константин Затулин дал интервью телевидению Арцаха, где заявил, что Россия выполнит свои обязательства перед народом Арцаха. Это вызвало недовольство в Азербайджане, где опасаются долгосрочного присутствия российских миротворцев, что не позволяет Алиеву довершить процесс геноцида населения региона.

Хотя российский контингент находится в регионе в соответствии с трехсторонним заявлением Алиева, Пашиняна и Путина от 9 ноября 2020 года, Баку затягивает подписание мандата миротворцев, рассчитывая вынудить Москву пойти на определенные уступки в вопросе функций миротворцев и возможных формулировок мандата.

МОЖНО ПРЕДПОЛОЖИТЬ, ЧТО БАКУ, А ТОЧНЕЕ, ИЛЬХАМА АЛИЕВА раздражают формулировки о том, что российский контингент размещен на разделительной линии между вооруженными силами Азербайджана и Нагорного Карабаха, что фактически констатирует как наличие самой проблемы, так и фактическое положение дел и идет вразрез с заявлениями Алиева, что нет ни проблемы, ни такой единицы, как Нагорный Карабах, есть, дескать, только населенная армянами часть территории Карабахского региона Азербайджана.

Можно предположить, что если российская сторона считает, что функция миротворцев только в поддержании мира в регионе и создании условий для его нормальной жизнедеятельности и именно это и должно быть зафиксировано в мандате контингента, то Алиев намерен добиться, чтобы в мандате было четко прописано временное пребывание контингента на территории Азербайджана до обеспечения на ней верховенства законов Азербайджана. Иначе говоря, Баку хотел бы, чтобы в мандате было прописано как можно больше обязательств миротворцев по отношению к азербайджанской стороне, чтобы миротворцы способствовали интеграции Нагорного Карабаха в Азербайджан.

Однако последнее не только не соответствует положениям трехстороннего заявления от 9 ноября, не только полностью неприемлемо для Арцаха, но, полагаем, неприемлемо и для Москвы, тем более выступающей в качестве сопредседателя Минской группы, которая и занимается урегулированием нагорно-карабахской проблемы на основе трех известных принципов: неприменения силы (нарушенного Азербайджаном); принципа территориальной целостности государства; принципа права народов на самоопределение.