Путинское перемирие: Что было зафиксировано в Москве и что нужно делать?
Главным достижением Московского процесса является соглашение о прекращении огня. Об этом говорится в 1-ом пункте. Во 2-ом пункте говорится о согласовании в будущем конкретных параметров режима прекращения огня.

Самое интересное начинается в 3-ем и 4-ом пунктах. В них отмечается, что должны состояться так называемые субстантивные переговоры в рамках основных принципов, а формат переговоров остается неизменным.

Что было зафиксировано в Москве?

. Азербайджанский блицкриг не удался, но обеспеченные нашей армией результаты неравноценны проводимой у нас агитации, так как на северном и южном фронтах есть некоторые проблемы…

. Официальный Ереван признал, что вел переговоры до войны и будет вести их после нее, между тем как нам периодически заявлялось, будто переговоров с Азербайджаном не ведется, так как премьер РА не обладает на это соответствующим мандатом.

В Москве РА признала, что будет переговариваться вокруг вопроса Арцаха, к тому же на предметном и детальном уровне. Так называемые «Мюнхенские» принципы Пашиняна в этом плане становятся всего лишь набравшим лайки в «Фейсбук» статусом.

Этап «финтов» в стиле «Мы не переговаривались, а контактировали, общались, обменивались информацией» завершился. Ложь закончилась.

. «Я переговариваюсь с собственной точки», – заявлял Пашинян. В Москве это было опровергнуто. Он продолжит с той точки, которая была, но продолжит жестокой ценой.

В Москве были также официально обнулены наши дипломатические достижения после апрельской войны 2016-го касательно мониторинга на линии соприкосновения. Эти достижения неофициально были обнулены в результате начавшейся в Душанбе печально известной «лифтовой» дипломатии Пашинян-Алиев. О международном мониторинге все уже позабыли. Ереван же не может об этом напомнить, так как сам инициировал в Душанбе процесс по забвению мониторинга.

. Став премьером, Пашинян заявил, что Арцах должен сесть за стол переговоров, так как он не может вести переговоры от имени Степанакерта.

В Москве было зафиксировано, что переговорный формат не изменился. Официального Степанакерта за столом нет, то есть не было реализовано очередное обещание Пашиняна.

Если бы на поле боя были зафиксированы иные результаты, то Арцах сел бы за стол переговоров, как это было в ходе переговоров вокруг достигнутого в 1994-ом перемирия.

. Перед московскими переговорами Алиев набросился на Никола Пашиняна с хулиганским и уличным лексиконом, публично обозначив свои требования. С армянской стороны ни духовитого, ни какого-то ни было еще ответа Алиеву не последовало.

Азербайджанская сторона говорила о выводе армянских войск с освобожденных территорий (Алиев заявил о графике вывода войск из 5 районов). Армянская сторона пыталась согласовать с различными столицами вопрос признания независимости Арцаха, но, судя по всему, пока тщетно.

. Между строк соглашения о прекращении огня просматривается анонс новой войны, так как стороны имеют взаимоисключающие подходы.

Мы, как нация и граждане РА, должны использовать это кратковременное перемирие для принятия политических решений внутри нашей страны (кстати, на момент написания этих строк огонь так и не прекратился, между тем как 12:00 уже прошло).

Нужно понять, что это вопрос существования не Арцаха, а Армении. Мы не можем позволить себе государства, государственного управления и лидерства подобного качества. Это – большая роскошь. Преступная роскошь. Самоубийственная роскошь.

Турция и Азербайджан, воспользовавшись грубыми внутри- и внешнеполитическими ошибками официального Еревана, уловили наши просчеты и перешли в наступление. Они не успокоятся. Следовательно, мы обречены на скорые и качественные внутренние изменения, мы обречены на победу.