Серж Саргсян: Нагорный Карабах Сталин передал Азербайджану в качестве яблока раздора

— Президент Азербайджана постоянно обещал своему народу, что его армия очень быстро может занять Нагорный Карабах, если они этого пожелают. Сейчас они используют все имеющиеся у них в арсенале вооружения, включая отправленные Турцией беспилотники и наемников, однако, в течение трех недель им удалось достаточно углубиться только на одном направлении, и это еще не означает завершения войны. Армянская армия является боеспособной армией – с тысячами профессиональных, верных своему делу, имеющих опыт двух войн офицеров и генералов, десятками тысяч храбрых солдат и достаточным для оборонительной войны вооружением. Но, жаль, многие погибли – обороняясь, причинив большие потери азербайджанским вооруженным силам и наемникам. В стратегическом плане эта война является безумием, и гражданское население платит за безумную мечту Алиева.

— Прежде должен сказать: не считаю, что произошло два больших столкновения – июльские события можно считать пограничным инцидентом, и его, по моему мнению, можно было решить иначе. Но я согласен с вами, что мой преемник не пошел по тому пути, по которому мы успешно шли долгое время, и решил, как он сам выразился, начать переговоры с собственной точки.

Могу сказать, что этот конфликт никогда не был замороженным конфликтом, даже если нам удалось гарантировать безопасность Армении и Нагорного Карабаха.

В маленьких масштабах, однако, Азербайджан все эти годы продолжал нападать на нас. Реальный мир возможен только посредством переговоров. Этого можно было достичь, например, в Казани. В результате продолжавшихся годами переговоров, зафиксировавших как прогресс, так и регресс, министры иностранных дел Армении и Азербайджана согласились на пакетное решение в июне 2011 года: президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ выразили свое удовлетворение относительно прорыва. Россия выступила с публичным заявлением, президент Азербайджана и я были приглашены в Казань с целью подтверждения достигнутой договоренности. Когда мы все были на месте, Алиев достал из кармана бумагу с более чем десятком существенных изменений. Все эти положения месяцами обсуждались сторонами в ходе переговоров и детально были уточнены или изъяты из составленного должным образом документа. Все были потрясены, и несмотря на разочарование посредников Алиев заявил, что не даст своего согласия на документ.

Я не согласен, что в Казани было исчерпано решение проблемы переговорным путем. Да, в 2016-м Алиев нарушил режим прекращения огня и напал на Нагорный Карабах. Мы храбро оборонялись, не потеряли какого-либо населенного пункта, и Алиев был вынужден подтвердить заключенное властями Азербайджана, Армении и Карабаха прекращение огня 1994 года. Затем, через несколько недель после боевых действий, в Вене и Санкт-Петербурге сопредседатели Минской группы решили уважать трехсторонние бессрочные соглашения о прекращении огня 1994-1995 гг., создать механизмы расследования инцидентов и расширить возможности команды личного представителя действующего председателя ОБСЕ. И несмотря на то, что Алиев с трудом соглашался на это, мы продолжали переговоры через посредников – сопредседателей Минской группы.

— Неурегулированность конфликта обусловлена также отсутствием доверия. Армянонаселенный Нагорный Карабах (мы называем его Арцах) Сталин передал Азербайджану в качестве яблока раздора.

После этого Азербайджан пытается освободить эту землю от армянского населения, блокируя дипломатические решения. Я глубоко убежден, что прямые переговоры с Алиевым – грубая ошибка по очень простой причине: Азербайджан никогда не согласится на независимость НК, и вообще, международная практика показывает, что реализация права на самоопределение происходит путем определенного принуждения со стороны посредников. И не случайно, что в 2016 г., спустя месяцы после широкомасштабных боевых действий, в октябре, президент Азербайджана на заседании своего правительства заявил, что за закрытыми дверями его заставляли признать независимость НК. Я считаю, что вышеуказанные подходы переговорного процесса являются краеугольными, и также по этой причине по завершении двух сроков президентских полномочий согласился стать премьер-министром РА, потому что был убежден, что изменение главных переговорщиков приведет к катастрофическим последствиям. Преемственность имела жизненно важное значение.

— На этом этапе нецелесообразно, чтобы я комментировал действия нынешней власти Армении.

— Моя команда и я, также другие оппозиционные партии много раз обращались как к действующей власти, так и президенту НК, предлагая наши услуги, но с сожалением должен отметить, что они не вышли с нами на связь.

Не могу представить комментарии относительно внутренних отношений. Армения сталкивается с внешней агрессией, следовательно, нужно внутренне быть консолидированными.

— В условиях военного положения и тем более во время войны не считаю целесообразным выражать мнение о министре обороны. Я долгое время был министром обороны РА, затем десять лет – президентом РА и мы всегда готовили наши вооруженные силы к оборонительным боям, что, конечно, не исключает в случае атаки врага контрнаступательные действия. По моему мнению, доктрина превентивных действий в наших условиях неприменима. Ограничимся этим.

— У меня нет точных сведений, следовательно, пока воздержусь от ответа на этот вопрос.

— Речь скорее должна идти о мире, нежели о победе или поражении в войне. Когда Советский союз был на грани разрушения, Комитет самообороны Нагорного Карабаха, который я возглавлял, взял на себя защиту нашего народа от этнических чисток, свидетелями которым мы стали в Баку, Сумгаите и других населенных пунктах. Международные источники отмечают, что до прекращения огня в 1994 году война для всех сторон стоила жизней почти 30 тысяч человек.

Мы защитили наши очаги, мы победили в войне, был установлен режим прекращения огня. Однако мы не смогли установить мир с соседом, который никогда не отказывался от своего неуемного желания покорить лесистые горы Карабаха. Именно в этом причина того, что мы нуждаемся в международных посредниках Минской группы ОБСЕ, одним из сопредседателей которой является Россия – со своим колоссальным опытом и возможностями.

— В течение моего пребывания на должности я встречался только с Алиевым, с которым вел переговоры. После этого какой-либо связи или контакта не было. Послание, которое направлено Азербайджану, а также всем другим вовлеченным в процесс урегулирования простое: этот конфликт не может быть решен военным путем или любым иным путем, который заставит армян покинуть свои дома в Нагорном Карабахе.

Мир должен быть установлен исключительно путем переговоров.

— Нынешняя война против Нагорного Карабаха сопровождается беспрецедентным уровнем совместной подготовки Азербайджана и Турции, которые считают себя одной нацией, живущей в двух государствах, как это любят говорить их президенты. Согласно сообщениям разведок и достоверных средств массовой информации множества стран, в этой войне задействованы направленные Турцией наемники из Сирии и Ливии. Турецкие беспилотные летательные аппараты – большая поддержка азербайджанским атакам.

Можно сделать вывод, что решения о военных действиях принимаются совместно.

Вы, должно быть, информированы, что мы пытались наладить отношения также и с Турцией. Когда в 2008 году я вступил в должность президента, выступил с новой инициативой, пригласив в Ереван тогдашнего президента Турции Абдуллу Гюля, чтобы начать переговоры по налаживанию армяно-турецких отношений.

Региональный мир и безопасность могли бы серьезнейшим образом выиграть от урегулирования без предусловий отношений с Турцией.

В присутствии руководителей внешнеполитических ведомств Швейцарии, России, США и Франции министры иностранных дел Армении и Турции 10 октября 2008 года подписали Цюрихские протоколы. Однако всего лишь один день спустя тогдашний премьер-министр Турции Эрдоган заявил, что ратификацию протоколов позволит только тогда, когда Карабах покинут силы армянской безопасности, чем приостановил весь процесс.