Стихийная ситуация царила в ходе войны, продолжается и в поствоенный период
«Были солдаты, которые вообще не должны были оказаться на передовой. Солдата, который служил всего месяц, взяли и отправили на передовую. После войны прошло 4 месяца, но наша рана все еще открыта, боль только усиливается. Если эти люди недовольны следственными службами, то можно же пойти на уступки, пусть все рассмотрит СНБ, в чем дело? Это их требование – пусть дела рассмотрит СНБ и в отношении командиров будет проведено конкретное расследование. Они хотят раскрытия дел», — заявила Товмасян.

По ее словам, она участвовала во встрече с родителями 50 людей, оказавшихся в окружении в селе Ванк Гадрутского района, и 76 военнослужащих Мартуни-2. В конкретном случае речь о смерти 76 солдат. «Если Гадрут сдали, почему через два дня после этого парней повезли туда? Причем родители отмечают, что их детей увезли туда обманом, сказали, что везут в безопасное место. Безопасным местом был к тому моменту оккупированный Гадрут?», — задалась вопросом депутат.

Военнослужащих отвезли туда, где их обстрелял БПЛА, а могли ведь отвезти в защищенное место. Человек с базовыми военными знаниями понимает, что если постоянно угрожает воздушная опасность, то нужно ходить на расстоянии не менее 7-8 метров друг от друга, так чтобы максимально усложнить прицельность огня. Ради одного человека БПЛА не станут посылать», — сказала парламентарий.

По ее словам, в ходе войны царила стихийная ситуация. «В дни войны наблюдалась ужасная неорганизованность. Был организован стихийный сбор, потом он был отменен, людей повезли на передовую, хотя они в жизни не держали оружия в руках. Стихийная ситуация продолжается и в поствоенный период», — заключила Товмасян.