Третье гуманитарное перемирие
Вскоре из Вашингтона пришло сообщение об очередной договоренности о прекращении огня: «24 октября министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян и министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов встретились с заместителем госсекретаря Стивеном Бигуном и подтвердили обязательство своих стран выполнять и соблюдать соглашение о прекращении огня в гуманитарных целях, согласованное в Москве 10 октября, которое было подтверждено в заявлении, сделанном из Парижа 17 октября, в соответствии с совместным заявлением президента США Дональда Трампа, президента Франции Эммануэля Макрона и президента России Владимира Путина от 1 октября 2020 года. Прекращение огня по гуманитарным соображениям вступит в силу в 08:00 по местному времени 26 октября 2020 года».

Третье гуманитарное перемирие, возможно, будет более устойчивым, чем прежде заключенные. Не только потому, что Бог троицу любит, и не только потому, что за последнее время несколько сократились обстрелы населенных пунктов Нагорного Карабаха. Есть другие, более весомые факторы. Главный, по-видимому, тот, что еще перед объявлением двух предыдущих перемирий от 10 и 17 октября была проделана большая работа по согласованию позиций сторон по разным аспектам урегулирования в целом. Сейчас эта работа, очевидно, продолжилась.

Это отражено в официальном сообщении сопредседателей Минской группы, которое появилось одновременно с сообщением о договоренности о перемирии. В сообщении от посредников говорится: «В ходе интенсивных дискуссий сопредседатели и министры иностранных дел обсудили осуществление немедленного прекращения огня в гуманитарных целях, возможные параметры наблюдения за прекращением огня и начало обсуждения основных, существенных элементов всеобъемлющего решения в соответствии с совместным заявлением от 10 октября. Сопредседатели и министры иностранных дел договорились снова встретиться в Женеве 29 октября, чтобы обсудить, прийти к соглашению и начать реализацию в соответствии с графиком, который будет согласован, всех шагов, необходимых для достижения мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта в соответствии с основными принципами, принятыми лидерами Азербайджана и Армении».

ТУТ ОБРАЩАЮТ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ СЛОВА о том, что в ходе переговоров, которые стартуют 29 октября в Женеве, стороны намерены не только обсудить возможные договоренности, но и «прийти к соглашению и начать реализацию в соответствии с графиком, который будет согласован, всех шагов»… Понятно, если перемирие будет сорвано Азербайджаном в очередной раз, то ни переговоров в Женеве не будет, ни, соответственно, никакого графика.

Еще одна причина, по которой можно предположить, что на этот раз гуманитарное перемирие, возможно, будет соблюдаться Азербайджаном более прилежно, заключается в том, что Баку, похоже, исчерпал ресурс продвижения и держится благодаря помощи Турции. Как уже сказали, к моменту заключения соглашения о перемирии Баку занял часть территорий четырех районов из семи, на которые претендует. Это по большей части равнинная местность, где Азербайджан мог в полной мере использовать свои преимущества в виде четырехкратного превосходства в живой силе и технике. Попытки прорваться на север и взять под свой контроль связывающий Армению и Нагорный Карабах Бердзорский (Лачинский) район провалились. Фактически, несмотря на помощь Анкары и наемников, Алиев уже месяц воюет только на подступах к населенным пунктам собственно Нагорного Карабаха. И перед ним все чаще будут ставить вопрос о том, не пора ли прекратить гробить жизни своих граждан, если есть возможность компромиссного решения.

Отметим, что, по сообщениям из официальных источников, именно Баку сопротивлялся достижению прекращения огня. Так, 25 октября советник Белого дома по национальной безопасности Роберт О’ Брайен заявил: «По указанию президента мы провели все выходные, стараясь посредничать в достижении мира между Арменией и Азербайджаном. Армения согласилась на прекращение огня, Азербайджан — пока нет. Мы подталкиваем их к этому». Еще ранее О’ Брайен в своем микроблоге в Twitter писал: «На встрече с министром иностранных дел Азербайджана я настаивал на том, что нужно немедленно прекратить огонь, затем нужно вернуться к переговорам с Арменией в рамках Минской группы ОБСЕ и отвергнуть внешних акторов, дестабилизирующих ситуацию. Военного решения нет».

Никол Пашинян на встрече с французскими парламентариями говорил, что, как только Армения выражает готовность к компромиссу, Азербайджан требует большего. А Алиев, сетовал перед своими военными, что в ходе переговоров давление оказывается не на Ереван, чтобы последний вывел войска из семи районов, а на Баку. Забывая, что именно Баку развязал войну и глупо требовать от армянской стороны передачи без всякой компенсации территорий, которые Баку не сумел взять силой при поддержке Турции и боевиков-наемников.

О ТОМ, ЧТО ИЛЬХАМ АЛИЕВ НАХОДИЛСЯ ПОД ОПРЕДЕЛЕННЫМ ДАВЛЕНИЕМ, свидетельствует и заявление зампреда комитета Госдумы по делам СНГ Виктора Водолацкого о том, что Москва передала Баку данные о террористах-наемниках, воюющих на стороне Азербайджана. Напомним, ранее Алиев говорил, что ни Москва, ни Париж не предоставили Баку доказательств участия сирийских боевиков в боях в Нагорном Карабахе на стороне вооруженных сил Азербайджана. Так он комментировал заявление главы Службы внешней разведки РФ Сергея Нарышкина о том, что, по имеющейся у СВР информации, в зону конфликта в Карабахе подтягиваются наемники из воюющих на Ближнем Востоке международных террористических организаций, причем речь идет о сотнях или даже тысячах радикалов. Более того, Алиев заявлял, что Армения планировала нарушить поставки нефти и газа из Азербайджана в Европу.

По мнению Водолацкого, любые высказывания руководителя такого уровня должны подтверждаться документами. «Когда выступал Сергей Нарышкин, то у него были и аэрофотосъемки передвижения, и задокументированные факты, и убитые сирийские террористы, которые погибли в том числе… Когда говорит об этом руководитель государства, то у него должны быть документы и любое высказывание должно подкрепляться материалами, тогда это будет выглядеть естественно», — сказал Водолацкий, отметив, что если соответствующие структуры Азербайджана не проинформировали Алиева о предоставленных Нарышкиным данных, то они «выступают не на стороне своего президента, а играют какую-то непонятную нам свою закрытую игру».

Чего мог желать добиться Баку, упорствуя на переговорах в Вашингтоне? Гарантий, что Арцах будет в составе Азербайджана? Можно предположить, что ему таких гарантий никто не дал. Не случайно, говоря о перспективах урегулирования конфликта, Дональд Трамп на встрече с избирателями вспоминал о Сербии и Косово, а Владимир Путин в ходе Валдайского форума напоминал о Геноциде 1915 года, «жестоких преступлениях против армян» в Сумгаите и в Карабахе в конце 80-х — начале 90-х, подчеркивая, что причиной конфликта является не территориальный спор.

Полагаем, максимум, чего бы мог добиться Алиев, соглашаясь на прекращение огня, — это заверений о намерении реализовать известную формулу урегулирования, последний раз озвученную Сергеем Лавровым 14 октября. Глава МИД России тогда заявил: «Предложения, которые сопредседатели прорабатывали и продолжают прорабатывать, остаются на столе переговоров. Их содержание известно — это поэтапное, постепенное освобождение районов вокруг Карабаха при соблюдении гарантий безопасности Карабаха и при обеспечении до того, как будет определен окончательный статус Карабаха, надежной связи между Арменией и Карабахом».