Третья или четвертая карабахская?
Активно задействуется эта терминология и в российских СМИ, финансируемых полностью или частично из Баку и Анкары. Вот свежий пример такого преподнесения событий: «Азербайджан отбил у Армении стратегически важный город. Как живёт Шуша после кровопролитных боёв?» (https://lenta.ru/articles/2021/08/30/susa/)

Думается, нет никаких сомнений в том, что материал, написанный российским корреспондентом опекаемого Баку издания лента.ру, с заездом в оккупированный Шуши со стороны Баку, равно как и другие подобные материалы используют вполне определённую лексику, в том числе и словосочетание «вторая карабахская война».

К сожалению, некоторые поверхностные армянские журналисты, политологи и даже политики также переняли это пропагандистские тезисы противника, видимо не понимая, что своим поддакиванием они льют воду на мельницу враждебной пропаганды.

Между тем, подобная терминология в отношении 44-дневной агрессии недопустима, ибо она коренным образом смещает акценты истории и сегодняшнего дня проблемы Арцаха и размывает саму её основу. Ведь суть проблемы неизменна вот уже более ста лет, — попытка турко-азерского тандема уничтожить и изгнать с родной земли народ Арцаха.

Хорошо известно, что карабахский конфликт был связан с геноцидом армян 1915-23 гг., и начало ему было положено при развале Российской империи, в 1918 году как конфликту между народом Арцаха, с одной стороны, а с другой — новосозданным на турецких штыках «Азербайджаном» и вторгшимся в регион османским экспедиционным корпусом. Вторгшимся в Закавказье после ухода оттуда русской армии для продолжения политики геноцида армян и создания «туранского коридора» через Нахичевань и Зангезур.

Первая карабахская война имела место с перерывами (когда относительный и хрупкий мир некоторое время поддерживался британскими оккупационными силами) с осени 1918-го по апрель 1920 года, когда марионеточный турецкий «Азербайджан» был советизирован. После взятия Баку османские войска и части созданной ими разношерстной «исламской армии» блокировали Карабах. Турки даже вошли в Шуши в сентябре 1918-го, но тогда перед ними стояла другая цель – Дербент и вообще Дагестан, поэтому они не имели на тот момент реальных сил для того, чтобы покончить с армянским краем.

После проигрыша Османской империи в Первой мировой войне и её капитуляции турок сменили англичане, но и при них шла вялотекущая война в виде тотальной блокады, попыток разоружения армян Карабаха, погромов армянских сел и попытки погрома в Шуши (июнь 1919 года) в качестве устрашения армянского населения. Не правда ли, как те события схожи с блокадой и вялотекущей войной против армян Арцаха в 1988-91 гг.? Погромы в Сумгаите, Баку и далее везде, блокада НКАО и Шаумяна-Геташена, разоружение армян, операция «Кольцо» по депортации сёл Арцаха…

Перед приходом большевиков мусаватисты решили окончательно закрыть карабахский вопрос и в марте бросили всю армию в наступление на Карабах, результатом чего стало разорение Шуши и десятков армянских деревень.

В апреле 1920-го турко-мусаватистов сменили русские большевики, война прекратилась, но край передали новосозданному на турецких штыках Азербайджану. Беженцы тогда вернулись в Гюлистан (Шаумянский район), но Шуши был практически деарменизирован и стал главным опорным пунктов кавказских татар в Карабахе.

Такова краткая история Первой карабахской войны, и те, кто принимает вражескую терминологию относительно «второй карабахской» отрицает начало карабахского конфликта с 1918 года и результаты событий 1918-20 г., уводит нас от кровавых событий в Шуши в марте 1920 г., когда была уничтожена армянская часть Шуши (первая деарменизация Шуши). Хотя представляется, что о геноциде в Шуши не знает разве что ленивый умом.

Третья или четвертая карабахская?

Или кто-то хочет сказать, что события 1918-20 гг. – не война, и не карабахская?!

Далее. Принимая вражескую терминологию, мы оставляем определение «первой карабахской» за арцахской освободительной войной 1991-94 гг., тем самым навязывая стереотип азерпропа, что войну впервые начали армяне при развале СССР, «совершив неспровоцированную агрессию и захватив исконные территории Азербайджана». А вот во «второй карабахской войне» азербайджанский народ будто бы «отвоевал назад свои земли» и положил конец конфликту.

Между тем, в 1988 году произошла вторая деарменизация Шуши, а 9 мая 1992 года город вновь стал армянским.

Третья или четвертая карабахская?

4-дневная война 2016 года тоже имеет все основания называться войной – третьей карабахской,- несмотря на свою скоротечность. Ну и что с того, что она продолжалась в целом 4 дня? Ведь известная война 1967 на Ближнем Востоке шла тоже недолго, всего шесть дней, но получила название «войны», а не каких-то там локальных стычек. И в третьей карабахской войне, как и во второй Азербайджан потерпел поражение и запросил мира в условиях, когда армянская сторона была готова к контрнаступлению.

С точки зрения логики, апрельская или 4-дневная война должна именоваться третьей по счёту карабахской войной. Как и в случае всех других карабахских войн, она также стала агрессией со стороны Азербайджана.

Представляется необходимым, чтобы на всех уровнях власти, в интервью, заявлениях, статьях и комментариях в СМИ,44-дневная война именовалась бы чётвертой карабахской войной с отсылкой ко всем предыдущим агрессиям турко-азерского альянса, начиная с первой карабахской войны 1918-1920 гг., которая в основе своей также явилась следствием политики геноцида армян и захватнических устремлений Османской Турции в Закавказье.

В 2021 году произошла третья (!) деарменизация Шуши, а также всего Дизака и частей Варанды и Джраберда. В результате четвёртой карабахской войны враг оккупировал не только Шуши, но и исторические центры Гюлистана, Дизака и Варанды (Талиш, Тог и Аветараноц).

Необходимо подчеркивать, что успеху Азербайджана в первой (1918-20 гг.) и четвертой (сентябрь-ноябрь 2020 года) карабахских войнах способствовал исключительно турецкий фактор, прямое участие турецкой армии и их протеже (местных татар и мусульман в 1918-20 гг., наёмников-джихадистов в 2020 году) в боевых действиях.

Оба вторжения турок в регион стали возможны исключительно в связи с ослаблением российского военно-политического присутствия в регионе: как после 1918 года, так и накануне 2020-го. Во втором случае туркам способствовали смена позиции Кремля по карабахской проблеме по мере укрепления показной «дружбы» с Анкарой, равно как и искусственное раздувание противоречий с единственным реальным союзником Москвы в регионе — Арменией.

Тем самым, по сути дела, четвёртая, или 44-дневная карабахская война осени 2020 года стала рецидивом геноцида армян и прямой турецкой экспансии в зону российского влияния (и даже бывших российских владений) на Южном Кавказе посредством марионеточного Азербайджана.

В 1991-94 гг., несмотря на угрозы и демонстрации военной силы на границах Армении попытка экспансии со стороны Анкары не удались, так как последствия распада СССР ещё не были столь радикальными с точки зрения военного присутствия России в регионе и решимости тогдашнего Кремля не допустить турок в регион Закавказья, откуда их вышвырнули ещё в XIX веке.

Аналогично, в 2016 году военно-политическая ситуация в регионе ещё не позволяла Анкаре пойти на открытое вмешательство и направить свои силы в регион.

В этом плане четвёртая карабахская война стала в общем плане повторением первой карабахской войны 1918-20 гг. при вынужденном, по субъективным и объективным обстоятельствам, ослаблении Армении и самоустранении Москвы от позиций регионального геополитического лидера.

Не надо забывать, что бакинский султан И. Алиев неоднократно призывал своих подданных готовиться к новой войне против Арцаха и Армении.

Вполне вероятная пятая карабахская война – не выбор армянского народа, а навязываемая ему врагом реальность.

Оттого, как армянский народ во всём мире отнесётся к проблеме укрепления государственности и обороноспособности страны, усилению её вооруженных сил, зависит исход возможной пятой карабахской войны.

Использование грамотной и идеологически достоверной терминологии в политическом лексиконе армянских политиков, политологов, журналистов и просто граждан (в том числе в диаспоре) вполне вписывается в многогранную формулу «предупреждён – значит вооружён».