Турецкая угроза растет, наше миролюбие углубляется
ЧТОБЫ ПОНЯТЬ ВСЮ НЕЛОГИЧНОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ПОДХОДА наших властей к Турецкой Республике до и после 44-дневной войны, достаточно сопоставить прежнюю и нынешнюю риторику. 10 августа прошлого года, за полтора месяца до начала войны, когда исполнялось 100-летие Севрского договора, авантюристские власти Армении впервые в истории Третьей Республики на самом высоком уровне заговорили о необходимости применения Севрского договора.

В тот период в официальном дискурсе вопрос о необходимости присоединения к так называемой антитурецкой коалиции много обсуждался, что, естественно, не осталось без ответа, вызвав в Анкаре серьезное возмущение. Спустя несколько недель, всего за месяц до войны, награждая в Сардарапате участников тавушских боев, премьер-министр заявил, что Армения обладает вооруженными силами, имеющими решающее значение в регионе, и наша армия в Тавуше победила турецко-азербайджанские вооруженные силы.

Очевидно, что ни Азербайджан, ни тем более Турция не могли смириться с таким словесным вызовом. Неосмотрительная ставка на то, что эта торжественность и антитурецкие выступления были нацелены исключительно на повышение морального духа армии и населения, не сработала, и это заявление окончательно включило месячный обратный отсчет до войны.

Параллельно этому продвигался тезис о том, что Турция не будет вмешиваться в случае возможной войны в Арцахе. Это при условии, что турецкие инструкторы и турецкие беспилотники после последних военных учений домой не вернулись и, готовые, дислоцировались в Азербайджане. Широкомасштабное вовлечение Турции в войну, конечно, так и не удалось предотвратить, более того, наш дипломатический фронт потерпел неудачу в достижении мирового осуждения Турции.

И сегодня Армения удивительным образом резко изменила свою позицию по отношению к своему западному соседу. В любом случае премьер-министр и секретарь Совета безопасности говорят с миролюбивых позиций в отношении к Турции, призывают оставить вражду в прошлом и начать с новой страницы, более того, угрожающие заявления, нацеленные на наши государственные интересы, оценивают как положительные и обнадеживающие сигналы.

МЕЖДУ ТЕМ ВЛАСТЬ, ОБСЛУЖИВАЮЩАЯ СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ, казалось, должна была бы делать обратное: неустанно пропагандировать осуждение турецкой агрессии в международных инстанциях, ужесточить свою позицию в отношении государства, грубо нарушившего международное гуманитарное право, напоминать о необходимости отмены блокады без предусловий.

Венцом направленных нам Турцией поствоенных сигналов является Шушинская декларация, другого сигнала эта страна не подавала. Два послания Эрдогана после войны были озвучены сначала из Баку, а затем из оккупированного Шуши. В Баку он прославлял душу Энвера, а в Шуши, указывая пальцем на Степанакерт, поручал своему младшему брату взять под контроль столицу Арцаха до его следующего визита. Это посылающий позитивные сигналы тот самый Эрдоган, который считает армян «остатком турецкого меча».