Удастся ли Азербайджану навязать «Движению неприсоединения» свои подходы в карабахском вопросе?
В октябре 2019 года в Баку состоялось два достаточно крупных международных форума, а именно – юбилейный 10-й саммит «Тюркского Совета», а следом – очередной, XVIII саммит глав государств и правительств «Движения Неприсоединения» (далее – ДН). Оба мероприятия отмечены декларативными документами, включающими неизменный пункт о поддержке «территориальной целостности Азербайджана». Члены ДН, а это главы руководители без малого 120 государств (больше – только в ООН) приняли «Бакинский Итоговый Документ», «Бакинскую политическую декларацию», «Декларацию по Палестине» и «Благодарность и Солидарность правительству и народу Азербайджана». При передаче этой стране (от Венесуэлы) председательства в ДН на предстоящие три года Ильхам Алиев в очередной раз воспроизвёл хорошо известные тезисы официальной пропаганды относительно «оккупации 20 территорий» и Карабахе как «исконно азербайджанской земле». Как сообщается, в той или иной мере, они нашли отражение в упомянутых документах.

Безусловно, широкая публика обо всём этом вряд ли имеет сколь-либо чёткое представление, а если и имеет, то вряд ли надолго удержит их в калейдоскопической мозаике информационных лент. Ни Движение неприсоединения, ни тем более «Тюркский совет» не имеют ни малейшего отношения к решению карабахского вопроса. Но если позицию «тюркского» интеграционного объединения неожиданной никак не назовёшь, то с ДН, где Армения обладает статусом наблюдателя, ситуация несколько иная. «Армения является наблюдателем в Движении неприсоединения и свое участие в мероприятиях в подобном формате рассматривает в соответствие с целесообразностью. Участие в саммите в Баку не рассматривается как целесообразное», – заявила пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян. «Вопросы нашего участия или неучастия в подобных мероприятиях решаются на уровне МИД Армении, – заметил в этой связи директор Международного центра человеческого развития Теван Погосян. – Почему было принято решение не участвовать в саммите Движения неприсоединения, трудно сказать, потому что нет исчерпывающей и детальной информации». Напомним, армянские политики, эксперты и общественные деятели ранее участвовали в различных международных мероприятиях в Баку: в частности, в 2012 году – Раффи Ованнисян, в 2014 – Корюн Нагапетян, Теван Погосян (Парламентская ассамблея НАТО Rose-Roth), Ричард Гирагосян, в 2017 году Армен Ашотян, Мане Тандилян и другие.

Несмотря на декларативный характер резолюций по карабахскому вопросу, принимаемых на различных международных форумах, они могут оказывать негативное влияние на ситуацию в регионе конфликта. «Обсуждения по вопросу Нагорного Карабаха, состоявшиеся в ПАСЕ в январе 2016 года, стали прелюдией к четырехдневной войне в том же году и создали благоприятную почву для начала наступательных действий вооруженных сил Азербайджана», – заявил премьер-министр Никол Пашинян в апреле 2019 года на заседании этой Ассамблеи. Отклонив примерно двумя месяцами ранее подготовленную британцем Робертом Уолтером резолюцию под названием «Рост насилия в Карабахе и на других оккупированных территориях Азербайджана», ПАСЕ приняла ангажированный документ боснийки Милицы Маркович «Приграничное население Азербайджана намеренно лишено воды», согласно которому армянские силы якобы блокируют азербайджанцам доступ к воде с Сарсангского водохранилища.

Но, возможно, Движение Неприсоединения не представляет особого интереса в силу разнородности состава участников этого международного объединения, вступившего после 1991 года в полосу острого кризиса? Чуть ниже мы убедимся, что это далеко не так, о чём свидетельствует и подробное заявление внешнеполитического ведомства Армении (прозвучавшее уже постфактум, что вызвало критику в некоторых СМИ). Будучи достаточно «раскрученным» в советский период, изначально ДН ассоциировалось с Иосипом Броз Тито (Югославия), Гамаль Абделем Насером (Египет) и Джавахарлалом Неру (Индия) объединили 25 государств на принципах обособления от соперничавших тогда военных блоков – НАТО и Варшавского договора. Как отмечают исследователи в условиях холодной войны «неприсоединение» стало защитным механизмом стран «третьего мира» (в том числе недавних колоний) на попытки втянуть их в идеологическое и военно-политическое противоборство между СССР и США на той или иной стороне. Практически одновременный распад Советского Союза и Социалистической Федеративной Республики Югославия (председатель в ДН с 1989 года) привёл к проблемам в и без того аморфном объединении, включая центробежные тенденции. Прежде активные и влиятельные члены Движения, такие, как Индия, Куба, Алжир, по различным причинам ослабили к нему своё внимание, как и его европейские участники – Кипр и Мальта, устремившиеся в «общеевропейский дом». «Кризис идентичности» движения, в котором и по сей день соседствуют Индия и Пакистан, Саудовская Аравия, Иран, и пребывавший в перманентной смуте Ирак, даёт некоторым американским авторам основания называть его «реликтовым» и «никчемным образованием».

Впрочем, «конец истории» с торжеством либеральной демократии» по Фукуяме не состоялся, доказав правоту экспертов, указывавших на то, что проблемы в организации не обязательно приведут к её полному распаду. Это подтвердил августовский XVI саммит ДН в Тегеране, подтвердивший преемственность в проведении курса на сохранение мира, укрепление глобальной и международной безопасности, сотрудничество «Север – Юг», реформу ООН и разоружение, акцентировав внимание на развитии диалога цивилизаций, религий и культур. В принятом по итогам тегеранской встречи итоговом документе осуждались действия Запада в Сирии, и говорилось о необходимости урегулирования конфликта исключительно политическими встречами. США тогда приложили максимум усилий к тому, чтобы всё это не получило широкого международного отклика.

В свою очередь, иранская дипломатия в качестве председателя ДН активно координировала его усилия в ООН, инициировав ряд консультативных форматов, в том числе с участием Китая. Очередная, XVII Конференция в «верхах» в Венесуэле дала высокую оценку деятельности Ирана на посту председателя ДН, характеризуя её как успешную, конструктивную и сбалансированную. Присутствие на Тегеранской встрече ведущих политиков более чем из ста государств мира способствовало развенчанию мифа об Иране как о «стране-изгое», вынудив прислушаться к мнению ДН даже США и Израиль. Де-факто признание Движения ведущими западными странами и Китаем, получившим в нём статус наблюдателя, также свидетельствует о его возрастающем влиянии, а кажущаяся аморфность может парадоксальным образом способствовать его жизнестойкости. При отсутствии постоянного секретариата, устава и членских взносов средства Движения концентрируются в руках временного руководства, избирающегося на трёхлетний период. В рамках ДН работают региональные группы, действует Координационное бюро в Нью-Йорке и его филиалы в Женеве, Вене, Париже, Гааге и Найроби. Позиции участников ДН, входящих в Совет Безопасности ООН, согласуются в формате так называемой группы «Кокус», функционирует координационно-дипломатический механизм, обеспечивающий общую преемственность курса. Важным направлением деятельности Движения является выработка путей реформирования переживающей очевидный кризис Организации Объединённых Наций (где участники ДН располагают примерно двумя третями голосов), относительно путей преодоления которого имеются самые разные точки зрения (1). Более того, внутри самого Движения витает идея превращения его в постоянно действующую международную организацию наподобие ООН, способную усилить влияние на международную динамику.

Азербайджан присоединился к ДН в 2011 году, исходя из сугубо прагматических соображений. «Стоит особо отметить, что Движение неприсоединения традиционно упирает на такие ценности, как уважение суверенитета и территориальная целостность. Понятное дело, Азербайджан пытается использовать эту трибуну для продвижения своего видения перспектив урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Тем паче, что при голосованиях в ООН по карабахским резолюциям кооперация в рамках Движения неприсоединения может оказаться полезной», – отмечает ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности ИМИ МГИМО Сергей Маркедонов, напоминая о более раннем успешном опыте взаимодействия Баку с Организацией Исламская Конференция.

Армения внимательно следит за процессами, которые протекают в рамках Движения неприсоединения, говорится в официальном заявлении, распространенном министерством иностранных дел страны, осудив «искаженные, крайне предвзятые выдержки по нагорно- карабахскому конфликту» в итоговом документе бакинской встречи. «Имея статус государства-наблюдателя в Движении неприсоединения, Армения никоим образом не могла участвовать или одобрить этот процесс, ясно демонстрирующий манипулятивное намерение принимающей страны злоупотреблять платформой. Армения сожалеет, что формулировки заключительного документа по Нагорному Карабаху противоречат принципам, лежащим в основу Движения», – подчеркнули в МИД Армении, призвав государства-члены ДН продемонстрировать ответственность и уважение к переговорам, ведущимся под эгидой Минской группы ОБСЕ. Это в полной мере соответствует действительности, ибо прежде участники форумов ДН отнюдь не игнорировали принципы самоопределения народов и неприменения силы (или угрозы силой) в ущерб своеобразно понимаемой «территориальной целостности». Наконец, не следует забывать о многовековых культурно-исторических связях с Ираном, Египтом, Индией, Ливаном, Сирией (которой Армения, несмотря на недовольство со стороны Вашингтона, оказывает гуманитарную помощь) и другими участниками ДН, что способствует формированию позитивной политико-дипломатической повестки дня. Пока же, «насколько известно, ни одна из этих стран не выступила против антиармянского пункта, и даже с особым мнением, – отмечает в этой связи «Голос Армении». – Ничего удивительного в этом нет – если мы сами не защищаем должным образом наши интересы, почему это должны делать другие?..».

() Как отмечают некоторые исследователи, адекватное рассмотрение вопросов «непризнанных государств», чьи права на государственную независимость оспариваются одним или несколькими «признанными» членами ООН, будут способствовать восстановлению авторитета этой организации.