Законность Московского договора 1921 года спорна

— На самом деле Московский договор 1921 года Армения никогда не признавала, причем и Советская Армения, при участии которой был подписан в том же году 13 октября Карский договор, и после этого. Даже в Советской Армении не упускали удобного случая выступить против этого договора, когда такая возможность появлялась. И здесь примечателен также тот факт, что Верховный Совет Армянской ССР 23 сентября 1989 года принял решение сформировать комиссию под руководством депутата-профессора Грачика Симоняна, которая должна была дать политическую и правовую оценку русско-турецкому договору 1921 года. Однако, учитывая, что к власти пришел АОД во главе с Левоном Тер-Петросяном, эта комиссия свое заключение так и не опубликовала. После этого, в 1991 году, к вопросу обращались студенческий союз АРФД «Никол Агбалян», армянский офис Ай Дата, пытались созвать внеочередное заседание Верховного Совета, но инициативу провалил Левон Тер-Петросян.

АРФД была против этого договора, причем независимо от того факта, что законность договора сама по себе весьма спорна. Поскольку две подписавшие его стороны — Советская Россия и силы Национального обета Турции, которые были оппозицией, а отнюдь не властью Турции, — не имели права подписывать межгосударственный договор, согласно нормам международного права. То есть законность договора в целом уже вызывает вопросы. Но наиболее спорны, на наш взгляд, касающиеся Армении положения, согласно которым две стороны решили в ряде республик Закавказья навязать также и Советской Армении подписание договора о разграничении с силами Национального обета Турции. Именно поэтому этот договор не может считаться правовым основанием для существующей сегодня по факту границы между Арменией и Турцией.

— Не могу точно утверждать, что все, что делает цепляющая за кресло премьер-министра личность, связано со столетием Московского договора. Но то, что проводимая им политика на руку Турции, — это факт. Верно также, что в нынешних условиях, в которых оказалась наша страна, наша задача более обстоятельного обращения к договору в связи с его 100-летием тем более усложнилась. Свою позицию относительно Московского договора мог бы выразить парламент Армении. Но парламентское большинство не выполняет своих обязанностей, подчиняясь цепляющемуся за кресло премьер-министру. Посему очень жаль, что мы как государство не сможем коснуться этого вопроса более обстоятельно. Хотя уверен, что определенные общественные и политические круги не оставят без внимания 100-летие договора и каким-либо образом обратятся к данной теме.

— В год 90-летия этого договора в Москве состоялось заседание межправительственной комиссии с участием тогдашнего премьер-министра Турции Эрдогана, по итогам которого Эрдоган на пресс-конференции коснулся также подписанного в 1921 году русско-турецкого договора. Меня не удивит, если то же самое произойдет и в этому году. Поэтому очень важно, чтобы мы как государство отреагировали или как минимум представили свою позицию относительно Московского договора в связи с его годовщиной. Как минимум относительно положений, касающихся Армении.

— Выступить с заявлениями о незаконности этого договора — начиная от президента. Но в нынешних условиях вряд ли это будет сделано, и ожидать, что президент, парламент, МИД выступят с заявлениями… Хотя и желательно, но у меня нет по этому поводу особых ожиданий. Сегодняшняя власть, имеющая большинство также в парламенте, для выражения подобной позиции не обладает необходимым политическим авторитетом не только внутри страны, но и за ее пределами.

— У нас была программа мероприятий, которые должны были начаться с марта нынешнего года и продлиться до 13 октября — столетия Карсского договора. Мы были вынуждены внести определенные изменения в эти программы. И, если в стране не сложится еще более тяжелая ситуация, АРФД 16 марта выступит с заявлением.